Общее·количество·просмотров·страницы

понедельник, 1 октября 2012 г.

Путешествие в Париж, июнь-июль 1995 г.


Людмила Кальмаева "Rendes-vois in Paris" 60х80 роспись на шёлке.
  
В 1995 году мне посчастливилось  побывать в Париже. Это было незабываемое путешествие. Здесь я привожу свою переписку тех времён с моим другом Александром Родиным, в которой подробно рассказано о моём путешествии, а потом и о путешествии Александра в Рис-Оранжис, что под Парижем, безо всяких купюр и изменений, жаль только, что далеко не все письма сохранились. Для иллюстрации я использовала, кроме своих, работы Александра и его этюды, которые он написал в Париже в разные годы.

Алесь Родин
Александр Родин 
 Май 1995
Дорогая Люси!!!
Пишу тебе и печальные предчувствия вокруг меня начинают реализовываться. У нас сейчас выборы в парламент. И, скорее всего, придут к власти коммунисты, но не те, которых ты знаешь по прежним временам – сытые, пьяные и добренькие, сидящие в своих креслах. Новые – фанатики, злые, отравленные коммунистической идеологией. Лукашенко – коммунист тоже и, представь, с каким остервенением он преследует оппозицию, Поздняка - их избивают, клевещут и т. д., идёт разгул реакции. 
Всё началось с празнества 9го мая – натурального шабаша, получается, что ветераны сами не жили и не дают жить другим. Все прокоммунисты вылезли из щелей и обрушивают колоссальный водопад пропаганды. Это что-то от 33-39 годов, только ещё не запущен маховик репрессий. Но, всё готово для этого. На улицах усиленные патрули военнизированные. Несколько раз меня останавливали, выясняли, где я и что я. 
Удивительно, как люди быстро всё забывают. Жаль, что они выбирают такой странный путь саморазвития и повторяют ошибки с каким-то удовольствием. И я так подумал, что во главе угла всех наших бед нашего человека стоит зависть. Это великое свойство «совков», они завидуют всем, кто хоть чуть-чуть выбивается и начинает их бередить и заставляет действовать решительно и безкомпромисно. 
Хотят в очередной раз менять флаг и герб на бывший комунистический, только без серпа и молота. Инициатива Лукашенко. Клевещут на древние символы с упорством маньяков. Т. к. белорусы сами легко отказываются от языка, от своих корней во имя бредовых идей коммунизма. Очень всё непонятно. Но я могу сказать, что, по видимому, это всё инспирирует КГБ, т. к. все его структуры остались нетронутыми и имеют богатейший опыт по уничтожению инакомыслия, по проведению процессов. И всё это идёт мощно и грамотно, чувствуется професионализм. 
Второе, мне кажется, что люди привыкли к нищете, что у них нет другого понимания жизни, чем в нищете. Они открыты, общительны, это как наркотик, чувство какого-то кайфа. Народ удивительный, мне очень печально наблюдать всё это. Я думаю, что сейчас будут предприняты атаки на Запад. Психологически уже сейчас формулируют, что зло исходит оттуда. 
Мне кажется, что ужесточат пропускной режим через границу. Уже сейчас трудно получить простой штамп.

Александр Родин "Чёрная Магия" 135х180см
13.мая 95  Люсячик, это хорошо, что ты находишься вдалеке, в безопасном месте и не видишь этот разыгрываемый спектакль. 
Сегодня ехали на дачу в Вязынку, везли рассаду в теплицы и печку чугунную, типа буржуйки, за 40 долларов купили. Так вот, в 5 км от Минска, возле турбазы КБО, помнишь, где мы с тобой зимой так чудесно отдыхали, шоссе было перекрыто шлагбаумом, усиленный наряд солдат в бронежилетах и с автоматами наготове проверяли выборочно машины. Через 10 км опять такие же ахламоны с автоматами чего-то ищут. Как сказал шофёр, все дороги из Минска перекрыты. 
Вот странно, у меня догадка, может, в какой-то определённый час «икс» чтобы оппозиция не уехала из Минска, всех их закупорить в городе и переловить с последующим сценарием 37 года? Дай бог, чтоб я ошибся. Кстати, моё письмо это, может, до тебя и не дойдёт. Мне кажется, что почта вся сейчас усиленно изучается посторонними, тем более международная переписка.
И сам народ глуп, в который раз его оболванивают коммунисты – это истинное порожденье  сатаны. Какая у них энергия, какой фанатизм, чуть-что - они готовы на всё. Это надо слышать и видеть.
Люсяча, Аник очень сильно помогла Валентине Фёдоровне, оплатив пребывание, а это, в свою очередь, помогает Георгию хоть как-то быть на плаву, потому как зарплату не платят уже давным-давно, двое ребят сидят полуголодные. Мне неудобно тебя просить, но, если ты бы смогла им по-дешёвке купить кроссовки до 40 размера, Валентина Фёдоровна и все они очень и очень были бы рады.
Сейчас я пока не решаюсь начинать переписку с Леоном насчёт взаимной выставки, т. к. ситуация, как видишь, тёмная, не ясная, похоже, что коммунисты выиграют и будет ни до чего подобного. Очень жаль, конечно. Надо продолжать переписку. 
Я думаю, что Лукашенко поведёт атаку на художников, и первое, что он сделает, это повысит плату за матерские, сделает невыносимыми цены, я могу сопротивляться от силы год, полтора, но потом придётся съезжать… тоже жаль. Я решил сидеть здесь до конца и терпеть всё, чтобы ни довелось, даже не знаю, почему? Может, из-за какого-то чертовского любопытства, но это странное чувство, чувство оцепенения перед грозой. 
Сейчас я работаю над двумя большими холстами. Один «Странные игры», другой – «Хаос». Это придаёт мне силы, пожалуй, только это мне в данной ситуации приходит в голову, и это время очень ценно для меня.
Люсячик, мне пришла в голову мысль. Вот если мои работы вдруг начнут уничтожать, тогда я побегу в твоём направлении, для того, чтобы их возродить где-то поблизости от тебя, как придётся, на всякий случай копи холст и масляные краски, энергии у меня предостаточно…
Придётся просить политического убежища.
14.мая 95 Сегодня утро очень серое, хмурое, холодное, идёт дождь, барабанит по подоконнику. Я лежу на кровати в квартире у Валентины Фёдоровны на Розы Люксембург, где жила Аник в своё пребывание в Минске. Планировал вначале сходить на референдум, а потом поехать малевать в Дрозды, но при таком дожде и холоде, это не реально.
Аник привезла мне много всяких шмоток, так что я теперь обеспечен ими на долгие годы, спасибо ей. Поэтому, Люси, то что она не взяла для тебя столько книг, сколько ты хотела, ты не сердись, у неё действительно были очень тяжёлые сумки, мы провожали её с Георгом и помогли ей до поезда, а там ведь дальше и с пересадками, а книги она получила в последний момент, когда всё было упаковано. 
То, что Аник хочет приобрести здесь квартиру, это не реально, ибо Лукашенко приостановил приватизацию, Вообще, её идея, на год приехать сюда – очень странная… я не представляю, как её можно реализовать в такой обстановке, связать себя с кем-либо очень чревато.
Люсячик! Мои мрачные преположения сбылись. Отныне, после референдума, Беларусь как независимое государство пала, не существует, есть просто Западный край России. Представь, какой удар нанёс всего только один человек. Предал всё. Странно, что?  Нету Белоруси, есть только население. Они предали самих себя. То, что не смогли сделать фашисты и Сталин, сделалось бескровно за один день. 
До свидания. А.Р.

Людмила Кальмаева - уличный художник
Людмила Кальмаева 
май 1995
Привет Чучаня!
Получила твоё письмо, оно не блещет оптимизмом. Как у тебя дела с визой и поедешь ли ты в Польшу, как Аник задумала, чтобы с ней там встретиться? И можно ли в Польшу без выездной визы?
Моя выставка в Театре Арсенал отлетела на 11 августа и будет там висеть до 1 октября. Это значит, что мне надо быть в это время в Голландии, я не могу доверить ведение моих дел никому другому. Может, удастся что-то продать, особенно открытки. Надеюсь заработать. Сейчас я пишу копию с картины Гогена для одной знакомой Леона. Она обещала хорошо заплатить – 1500 гульденов, а, если понравится, то и ещё заказать что-то подобное. По крайней мере, будет с чем домой ехать.
Галя сейчас в Берлине на курсах немецкого языка, она написала мне несколько интересных писем, полных впечатлений от увиденного.
А мы с Брайаном и Айли с приятелем были неделю во Франции в городке Вымероу (Wimereux) возле Кале, жаль вот только, что погода была холодная. Места красивые, живописные, холмы высокие, поля, разделённые ниточками кустиков, море, камни, замки. Айли складывала на берегу скульптуры из камней-голышей. Я не брала ничего для работы и очень жалела, хотя, из-за дождя и холода всё-равно много бы не сделала. Ходить пришлось много, а это не очень хорошо для моей ноги, я очень устала за эти дни. Никому, ведь, нет дела до того, что я не могу ходить наравне со всеми. Наоборот, когда я начинаю отставать, то они выговаривают мне, что, мол, не можешь, то и не ходи совсем! Но ведь это так скучно сидеть в раскладном домике с тентом, так что я не жаловалась, а старалась поспевать за всеми.
В конце концов, Айли поссорилась со своим приятелем  и он, собрав вещи, исчез в неизвестном направлении, оставив ей записочку об этом. Одна она дальше в Париж ехать не захотела, как было задумано в начале, и вернулась с нами в Арнемауден. Признаться, Айли и мне теперь порядочно действует на нервы, или я, просто, слишком раздражительная стала? Она мне кажется такой болтливой, как это только я раньше не замечала? Всегда была так влюблена в неё, что не видела никаких недостатков. Она зовёт меня поехать с ней в Париж, но, боюсь, что эта поездка не принесёт мне много радости, хотя побывать в музеях – интересно. Но там опять придётся много ходить, я с ужасом об этом думаю. Начала болеть и вторая нога «здоровая». Если так пойдёт, то и её придётся оперировать.
Чучачик, купила на барахолке интересные туфли для семьи Георга. Привезу, когда приеду. 
Болит сердце за ситуацию в Беларуси, думаю, может, страшновато ехать туда, а что если не выпустит из своих железных объятий? Я бы хотела, чтобы ты как-то сюда перебрался, мне было бы спокойнее. Маму, конечно, не выманить, но старые люди ко всему привычные, для них хуже чем в войну ещё не было.
Наш кот Кузька тут без нас ужасно соскучился, еду ему соседи без нас давали, сейчас всё ласкается и трётся мордой об ноги. В саду в пруду утонули  два крота, эх, жалко бедняг! Дожди были и даже град, температура +10, почти как зимой. В понедельник опять в школу, была неделя каникул, а скоро большие каникулы целый месяц июль, я ещё не знаю, что буду делать.
Леон сказал, что в этом году никуда не поедет, они купили для своего пруда дорогих японских карпов и будут сидеть в саду и на них любоваться. Они  и меня тоже приглашали. Я надеюсь, что в скором времени смогу ездить во Флиссинген на велосипеде.

Июнь 1995.
Поехали в Париж с Айли в её маленьком Ситроене с парусиновыми сиденьями, как у пляжных кресел. Так как эта машинка не развивает большой скорости, ехали мы по просёлочным дорогам, а не по автобану. Места живописные, напоминают Витебщину или Логойщину, а также возле Гольшан можно увидеть что-то в таком духе. Я там, помню, на велосипеде ездила и нашла изумительно красивую бабочку махаона, сбитую грузовиком.

Париж вид с Нотр-дама
30 июня 1995
Вот я и в Париже! Жара стоит ну просто невыносимая! Но я гуляю пока меня носят ноги. Сегодня была в двух музеях по бокам сада Тюильри. Один называется Жю де Пам, а второй – де Оранжери. В первом была небольшая выставка Оливера Дебре. Это абстрактные большие полотна, каждое к каком-то моно колорите с небольшими вплесками комплиментарных цветов. Покрашено красиво и вкусно, да и сама выставка была хорошо подана, к тому же, в залах работали кондиционеры. Я заметила, что на модерновых выставках всегда кондиционеры и прохладно, а на классике – душно и многолюдно. Позавчера была на одной выставке древне-римских мозаик, бронз и прочих древностей, так там просто дышать было нечем, а народу – как сельдей в бочке, точно как у нас в Эрмитаже в золотом фонде. Но есть музеи, где хорошо и не людно. Один из таких – Малый дворец. Напротив него – Большой Дворец – там модерновые выставки, я посмотрела Зорана Музича – живопись и рисунки углём и сангиной на холсте. Много мотивов с трупами из Освенцима. Это меня что-то не вдохновляет (Савицкий в графике) 
Париж, Оранжери
В музее Оранжери хорошая подборка импрессионистов. Подумала, что твои некоторые пейзажи с водой и деревьями перекликаются с подобными вещами у Ренуара и Моне. У последнего было два зала с огромными панно с лилиями в пруду. Красивейшие и живописнейшие вещи. Посмотрела внимательно картину Гогена(пейзаж), ведь я только что закончила копию с него по заказу. В принципе, у меня получилось неплохо, вот только размер колоссальный, Гоген таких не писал, но такова уж была воля заказчика. Симпатичные несколько работ Модильяни. А больше всех мне там понравился Сутин. Я его раньше только в репродукциях и видела. Колорит, экспрессия, лепка формы – всё впечатляет! Сезанн был представлен несколькими маленькими натюрмортами и купальщицами, много было Дерена, Пикассо, Руссо, Утрилло, Маттиса и т.д. Пыталась пройти в музей по своему старому членскому билету из Минска, но не удалось. А на одну выставку получила-таки скидку в 10 франков, благодаря этой корочке. Спасибо ей! За 10 франков купила мороженое. На билеты в музеи уходит много денег, но зато я живу бесплатно у знакомых Айли в их квартире. Мы сами себе готовим, так что экономия получается большая.
Вчера разговаривала с Колей Павловским по телефону. Он приглашал приехать. Они живут в пригороде, туда надо ехать поездом. Не знаю, осилю ли я. Очень много приходится ходить, к вечеру ноги совсем отваливаются, а тут ещё и жара.
К Айли вчера приехал приятель из Таллина, возможно, они вместе уедут куда-нибудь на юг Франции. Если мне одной скучно станет, поеду к Коле в гости. 
Александр Родин "Париж" 30х40см, масло на картоне

Я хожу одна по Парижу, Айли говорит, что она уже всё видела и ей неинтересно. В первый день я было заблудилась в метро. Как в заколдованном круге ходила 3 часа по одному и тому же месту, совсем растерялась, к тому же билет куда-то запропастился, а без него не выйти наружу. Бросилась к администрации, а там все по французки говорят, я им говорю, что не понимаю, так они со мной как с глухой громче начинают разговаривать. Слава богу, нашёлся один работник, который чуток понимал по-английски, так он меня взял за руку и вывел куда надо. А на выходе я просто перелезла через барьер, без билета, ведь, дверь не открывается.
Теперь больше не блужу. Решила автобусами ездить: всё видно, ходить не надо, сидишь и смотришь в окно, чем тебе не экскурсия? Париж – красивый город. Ленинград чуть напоминает, только всё очень большое и много всего. Готика – Нотр-Дам - это уже совсем не похоже на Ленинград, вдоль Сены полно лавчонок со всякими старыми гравюрами, репродукциями, книгами. Кругом художники со своими картинками, как у нас возле Салона на Ленинском проспекте. И качество примерно такое же, как я помню. 

Александр Родин "Париж" 30х40см, масло на картоне
Вчера я пробовала малевать портреты возле центра Помпиду. Там не нужно никакого официального разрешения. С утра подошли два турка, один попросил изобразить его в полный рост с ботинками. Уговорила его на портрет за 100 франков. Получилось хорошо, я, ведь, старалась. Но турок заявил, что не похож и они ушли. Я положила портрет в папку, но через час турки вернулись и попросили показать портрет. С ними было ещё два чёрных. Эти новые два уверяли его, что портрет похож, но он достал свою пластиковую карточку с фотографией и стал доказывать, что там он выглядит по другому. Сам понимаешь, какое там фото! Затем он протянул мне 50 франков и начал аккуратно рвать портрет с уголка. Я очень заволновалась, хотела портрет отобрать , но вся компания быстро смылась, захватив надорванный портрет. Так вот и закончилась моя портретная карьера в Париже. Два индийца, которые убеждали турка, что он похож, оказались тоже художниками, один сказал, что турок и ему позировал, но портрета не взял. Он всем новоприбывшим художникам позирует. Это у него такое хобби. Делать ему, видно, нечего, вот он и развлекается. Мне, можно сказать, ещё повезло, я заработала аж на 5 порций мороженого. Сидела ещё полдня, но никто даже не подошёл. Разговорилась с местными художниками, они жаловались на резкое падение спроса на портреты и соответственно – цен. Лучше уж я у себя буду зарабатывать, а в Париже гулять, ходить по музеям и выставкам. Надо будет ещё сходить в галерею, где выставляются Павловский, Мартынчик и другие русские. У меня есть адрес и телефон, я хочу там и твой фотоальбом показать вместе со своим, может, какую выставку удастся сосватать. 
Александр Родин "Париж, Триумфальная Арка"
30х20см, масло на картоне
Купила путеводитель на русском языке, представь, даже такие есть! Правда, названия французкие переведены тоже, трудно узнать, как же это в натуре звучит. Но догадываюсь по картинкам. Большое подспорье, легче стало ставить зарубки в памяти. А то посмотришь и забудешь. От Айли много не узнаешь, она не любит объяснять. Это тебе не Алис, которая так хорошо нас провела по Амстердаму и Роттердаму, так охотно и так доброжелательно. Айли один раз со мной было пошла, но всю дорогу меня упрекала, что она зря тратит своё время и что ей не интересно, я даже пожалела, что с ней пошла. Всё настроение испортила. Теперь я рада, что хожу сама. Хоть я и никогда не видела здесь одиноких туристов, все ходят группами. А чтобы было с кем поделиться, я пишу тебе письмо, заодно и вспоминаю, где и что видела. Я часто тебя вспоминаю у той или иной картины или скульптуры. Так было и возле одного рельефа, где были изваяны всяческие рожи морщинистые и вставлены были в дерево там и сям белые мраморные бородавки, эта фактура ассоциировалась у меня с твоими картинами. А ещё у Ренуара были тюльпаны в вазе, написаны ну совсем как у тебя когда-то в натюрморте со всякими красивостями под старину, который мы вместе с тобой писали. Даже цвета похожи были. Даже у мадонны с младенцем Ботичелли в круглой раме я тебя вспоминала по каким-то сложным ассоциациям.
В центре Помпиду выставка Ильи Кабаковаинсталляции. «The Man Who Flew into Space from His Apartment» Он что-то там из русской жизни, всякий мусор выставил. Думаю, что не лучше была, чем наша инсталляция во Флиссингене в Водонапорной башне. А в магазине продавалась книжка с его рисунками, они были интереснее. Серия рисунков, изображающая окно с подоконником, линейно сделано и в нём  разные картинки, изображающие мир некоего Ивана Ивановича, который лежит больной и смотрит в окно. В окне проходят женщина с сумкой, некое строительство, паровоз, пейзаж с деревьями и т.д. Затем окно пустеет и только идут картинки-отражения в стекле открытых створок, а потом и вовсе ничего, только крылья выходят, заполняя постепенно всё пространство и уносятся в точку в середине. И чисто. Умер Иван Иванович. Всё это перемежается с текстами и комментариями доктора и посторонних лиц, досматривающих больного. А в конце – философия самого Кабакова о присвоении мира, помещая его у уголок окна, подобно тому как ребёнок, указывая пальцем, присваивает предмет в своё сознание. Очень интересно и остроумно и очень по-русски(еврейски). В книжном магазине долго сидела, посмотрела великое множество книг о современных тенденциях в искусстве. Всё ещё наив и примитив в большом ходу, абстракционизм уступает постепенно место фигуративным вещам. Но сложные фактуры и утончённые цвета преобладают над простыми, там где просто - всё уже давным-давно сделано. 
Коля Павловский сказал, что послал тебе приглашение, не знаю, просил ли ты его об этом? Если у тебя будет шенген-виза, то ты и во Францию сможешь без отдельного приглашения. Он говорил, что срок у тебя будет с сентября по ноябрь. Не знаю, получил ли ты? А Гена Хацкевич уехал домой в Минск. Не прижился.

Александр Родин "Париж" 30х40см, масло на картоне

2 июля. Прошло ещё два дня. Вчера ездили с Айли и её приятелем на барахолку. Прибыли мы к шапочному разбору, большинство продавцов уже упаковались, но маркет был огромный и мы посмотрели достаточно. Надо сказать, что цены, по сравнению с голландскими устрашающие, счёт идёт на сотни и тысячи, в то время, как у нас на единицы. Да и барахло не очень впечатляющее, буржуазного вкуса, развесисто-клюквенные вещи.
После этого я поехала на Монпарнас, искать галерею, где Коля и Валера показывают свои вещи. Это очень оживлённый район, но я нашла-таки галерею. Она была закрыта, а на двери записка, что хозяйка вернётся в пол-пятого. До этого времени было ещё целых полтора часа и я пошла на выставку современных художников на этой же улице. Идти пришлось далеко – бульвар Распай – очень длинный и я еле донесла ноги. Увидела кинетические скульптуры Тэнгли – "Камикадзе Томб". Этот художник известен своим фонтаном у центра Помпиду, где его скульптуры вместе со скульптурами его жены - французской художницы Ники де Сен-Фалль. Ты его видел на видео , там всякие шляпы крутятся и женщины водой брызгают. Ещё там была выставка американца Тома Вессельмана – у него силуэты женщин в интерьере на силуэте только губы, соски, а остальное – плоское пятно. Он мастерски рисует. На выставке демонстрировался фильм про него, он делает миллионы набросков  к каждой вещи. Живопись чисто американская – открытые цвета, куски плакатов приклеены, даже порой бутылки, телевизор с вентилятором вставлены в картину. Интересно то, как он поступает с формой своих картин, вырезает их по силуэту фигуры, а в конце даже дошёл до того, что вырезал цветные ажуры-контуры и повесил их на стене, слегка изогнув. Получается игра теней от этих линий. Вставлен в одну из таких вещей кусок из Леже, как прототип. Любопытные вещи. Большие картины у него, как и у тебя, состыкованы из отдельных холстов. Он это даже философски обыгрывает, как плакат клеится из отдельных блоков на стену, так и картина, в которой целые огромные фрагменты, подобно тому как например, колоссальный сэндвич, просто вырезаны из плаката и наклеены в картину. Красивы были его маленькие вещи с женщинами на фоне окна или двери в интерьере – эдакий американский Маттис.
Был там ещё художник Кингелес из Киншасса, он делает из картона, бумаги и пластика типа макетов странных городков, похожих на парк аттракционов с каруселями и какими-то непонятными вещами. Все стили перемешаны, это напомнило мне проекты дома твоего друга скульптора Бельского (никому в мире, увы, не известного, в отличие от этого американца.) К стати, а что с Бельским?
Ещё на днях я видела большую выставку Оливера Дебре. Огромные картины, я его уже прежде упоминала. А по телевизору сейчас показывают интересные американские документальные фильмы. Наверное, у них сейчас неделя американского искусства. В одном из фильмов речь шла о художнике, который свои картины находит готовыми на улице: то это закрашенная небрежно разными цветами стена, то обрывки плакатов и тому подобные фактуры и композиции. Он просто фотографирует это всё. Мне очень понравилось, у меня и у самой была такая идея, но, увы, он меня опередил.

Александр Родин "Париж, Лувр" 20х30см, масло на картоне
А сегодня ходила с утра пораньше в Лувр. В первое воскресенье месяца вход туда за пол-цены. В обычные дни – после 3-х тоже можно за пол-цены сходить. Устала как собака, но обошла почти всю выставленную там живопись. Всё видела : и Мону Лизу, и Ботичелли, и Брейгеля, и Рубенса, и Вермейера, и Тинторетто, и Веронезе, Тициана, Паоло Учелло, Рембрандта, Шардена, Ватто, Делакруа, Жерико, Энгра, Гойю, Веласкеса, Эль Греко и прочих. Прекраснейшие вещи, хорошо знаю их по репродукциям, иначе бы не вместилось в голову столько за один раз! Единственное, что не нашла Венеру Милосскую, а также немцев Дюрера, Кранаха, Гольбейна и др. Не нашла и англичан, да и не всех французов обошла, но это, даст Бог, в другой раз. В отдел древностей и скульптур я и вовсе не заглядывала. Целый день провела в музее. Был с собой бутерброд и яйцо, но никак не могла найти уединённого места, чтобы подкрепиться. Наконец, нашла уютный и чистенький туалет, где закрылась и перекусила. Это поддержало мои тающие силы.
Жара разразилась сильной грозой и теперь стало гораздо прохладнее. Надеюсь, что завтра будет лучше. Налилось с неба столько воды, что система канализации не справилась и начались перебои в метро. Я было застряла на одной из станций, благо какой-то араб вывел меня на правильный путь. Вопреки словам Айли, что надо здесь всех опасаться и стараться ни у кого ничего не спрашивать, чтобы не дай бог не подумали, что ты туристка, мне попадаются всё время дружественные, выручающие в беде люди. Даже отсутствие знания языка не мешает.
А Айли со своим приятелем оставили меня одну на целую неделю, а сами уехали на машине на юг Франции.
Здесь, где мы живём, большая ванна, совсем как у нас на старой квартире на Ленинском проспекте. Я помылась и сейчас блаженствую, лёжа на подушках и пишу письмо. Но уже поздно, пойду-ка я в постель, завтра придумаю, куда ещё сходить...
3 июля. Утром надумала было к Николаю съездить, позвонила, а его нет дома. Пришлось другую программу составлять. Сходила в дом-музей художника Майоля. Кроме его собственных работ там было много интересного выставлено: всё, более или менее относящееся к наивному и примитивному искусству. Фигурки Майоля  ты знаешь, но у него есть ещё и живопись неплохая, чем-то похожая на Дени и Гогена скомбинированных вместе. Рисунки его тоже хороши  - цельные и материальные, но скульптура – вершина всего. Он ещё делал умывальники фарфоро-фаянсовые с росписью голубым и умывальники металлические, гобелены, вернее, эскизы к ним и всё это у него тоже красиво получалось. В его коллекции – работы Родена, Маттиса – рисунки, Гогена – графика и керамика, ещё один интересный скульптор Зитман – я никогда раньше не слышала о нём - у него большие бронзовые женские фигуры, очень цельные и в сочетании с верёвками. Очень изящны были рисунки пером Дюфи, а также примитивист типа Марии Примаченко( цветы) SERAPHINE и другой VIVIN, у которого море с застывшими волнами. Руссо там тоже был. А на нижнем этаже были уже современные произведения - Дюшан с его велосипедным колесом приделанным к табуретке.

Александр Родин "Париж. Вид на Консьержери" 30х40см, масло на картоне

Кабаков (вездесущий) сделал инсталляцию типа советской коммунальной кухни с покрашенными масляной краской стенам, увешанными старыми кастрюлями, эмаллированными чайниками и прочей утварью, а внизу по периметру комнаты  на ширме собранной гармошкой, оклеенной обоями с фотографиями коммунальной кухни где-то в Москве, развешаны русские тексты бытовых разговоров, случающихся в таких местах. Эти же разговоры, а точнее ругань, записанные на магнитофон без конца крутятся на выставке, витая надо всем. У меня опять ассоциация с нашей идеей в водонапорной башне. Но инсталляция Кабакова мне показалась скучной и натуралистической. Без юмора и отстранения, простая фиксация факта: «вот так у нас есть». Из приходящих французов мало кто пробыл там и минуту. Перевод на французкий был записан в книге, но его мало кто читал. Я честно прочитала все тексты и посмотрела-послушала. Время покажет, что хорошо, а что плохо, но ностальгии это у меня не вызвало, слишком уж вьелся этот наш быт в печёнки, не вызвало и подходящего эстетического чувства, только больно сжалось сердце, как при прочтении письма с родины.
В музее ещё был и верхний этаж, где выставлены были русские художники 20х годов: Кандинский и Серж Поляков. Последний писал геометрические композиции с фоном, например, красным, записывая его другими цветами, наполняя формами, пока оставался только один кусочек красного, а остальное – голубое и коричневое, но красный сквозь них просвечивает и воздействует на цвет. Да, ещё чуть не забыла – выставка примитивиста Анре Бачанта – мир наивный, простой и ясный, как у ребёнка, и примитивиста Камилла Бомбо –наивная эротика. Женщина поднимающаяся по лестнице на сеновал вид с низу. . Ноги, попа.


5 июля. Вчера была в галерее Басмаджан, (Вартук - это жена или сестра основателя галереи) где выставляются наши русские друзья. Там висел Владимир Бугрин, который в технике энкаустики делает в эскизной манере реплики на картины известных мастеров Барокко. Рубенс «Персей и Андромеда» была большого размера, чуть меньше оригинала. Сделано живо и лихо, цвета красивые, но несколько беспокойно. Зато на маленькой репродукции в каталоге эта картина смотрится гораздо более собранной. Я поговорила с сидящей в галерее девушкой. Показала твой альбом, c.v. и копии статей о тебе в голландских газетах. Она сказала, что они имеют стабильный комплект художников и не хотят брать новых. Но взяла-таки твои бумажки, среагировала на имя Родин, а мои работы не вызвали у ней ни малейшего интереса. Коля Павловский, к которому я потом съездила в гости, сказал, что сейчас очень упал спрос на картины и многие галереи и вовсе закрываются. Цены, я обратила внимание, не выше, чем у нас в Голландии (где тоже всё сильно упало в цене), Даже и уличные портреты сильно подешевели. Так что, не стоит стремиться выставится в Париже, это только одни расходы. Брайан звонил и сказал, что Леон нашёл мне магазинчик во Флиссингене, где я всё оставшееся лето cмогу рисовать свои портреты, это лучше, чем побираться в Париже, к тому же, здесь с тобой обращаются как с нищим попрошайкой. Мне вспоминается комбинат и мастерицы, которые тоже с нами - художниками в таком тоне разговаривали. 


Александр Родин "Париж" 30х40см, масло на картоне
 Рис Оранжис - очень живописное место. Он находится километрах в 40 от Парижа. Я ездила туда на поезде, трудно было сообразить и разобраться в системе касс, переходов и поездов, очень долго блуждала, без языка – беда! Но, всё-таки нашла, к вечеру добралась. Когда ехала в поезде, увидела как громаден Париж – гигантский мегаполис. А люди все такие безразличные друг к другу...
Живут Павловские в полуразрушенном доме, где на птичьих правах ютится целая колония художников разных племён и народов. Места много, но всё завалено картинами и хламом, наподобие как это было у нас в институте на мансардах.
У Коли неплохая мастерская, у его жены Тамары – тоже. С красивым видом на Сену.
Коля провёл меня по мастерским художников: китаец, грек, француз, мексиканец, - все разные, но все интересные. Жена Николая - Тамара из поколения мастериц соломоплетения. Она выручает семью своим мастерством. Соломенные куклы хорошо покупают, этим они и живут. Получаемого пособия от мерии не хватает даже на оплату помещения в этих руинах. Во Франции пособие по безработице не высоко, а квартплаты гораздо выше, чем в Голландии. Минимальная зарплата у них, правда, выше, чем в Голландии. Художники из этой коммуны получают от мэрии продукты, но это всегда только один какой-то сорт, то это ящик шоколада, то рыбные консервы, то крупа. Тогда они все едят только это. При близком рассмотрении обнаруживаешь, что это только со стороны кажется, что где-то жить лучше, но и в Париже не разживёшься, надо вертеться, чтобы выжить. Думаю, что и в Америке, про которую ходят легенды, что там покупают картины пачками, тоже всё далеко не так розово. Каждому охота выглядеть лучше, пустить пыль в глаза, но Николай, в отличие от Валеры Мартынчика,  держался просто и ничуть не рисовался. Его жена мне тоже понравилась. Она мужественно сражается за чистоту и порядок в их жилище. Здание это – настоящая трущоба, без отопления и канализации, всё засрано. Зимой вода в трубах замерзает, если держать кран открытым, то можно избежать этого, но дорого, воды много уходит. А замёрзнет, так и совсем без воды сиди. Мужчины мочатся прямо на улицу из окон. Тамара смастерила на крыше писуар и к нему приделала трубу водопроводную, чтобы содержимое вниз стекало, она даже душ сделала на крыше из дождевой воды, собранной в емкость. Не горячий, но летом вполне приятно...
Приехала домой поздно в первом часу, надо было идти пешком весь путь от метро, ибо автобусы уже не ходили. Страху натерпелась, но всё обошлось. Айли меня напугала, что в Париже грабят и насилуют на каждом шагу и я шарахалась от каждого встречного. Она мне ещё сказала, что нужно носить всё чёрное, чтобы сойти за парижанку, а в яркой и цветной одежде все за километр видят туриста. И я, как идиотка, набрала с собой чёрного - и платье и сарафан, и юбку...
Сегодня чувствую себя совсем усталой, сходила только на рынок, купила кое-какой еды и сижу пишу тебе. Ноги болят от бесконечных хождений по музеям, метро и вокзалам. Пожалуй, денёк отдохну, приведу в порядок мысли, и тогда снова отправлюсь в походы.


Александр Родин "Париж, Александровский Мост " 30х40см, масло на картоне

6 июля. Сегодня была в музее искусства Востока. Насмотрелась Тибетских икон, буддистских статуй и статуэток, Китай, Япония, Индия, Индонезия, Пакистан, Афганистан. Обратила внимание, что на афганских вещах застывшие буддистские лица с приклееными упорядочными завитушками кудрей, вдруг начинают приобретать более реальные черты живого человека, кудри поднимаются вверх на манер греко-римских статуй. Всё в мире взаимосвязано. Из древне-китайского искусства много элементов перешло в русское народное искусство. Это птицы с женской грудью и головой, завитки хохломской росписи и даже цвета берут свои корни в искусстве востока. Так много интересных параллелей, такие как матрёшка, позаимствованная из Японии и перефразированая на русский манер. Очень красивы там были индийские миниатюры, тонкие по цвету замечательные японские гравюры, лаки, расписные ширмы, мебель с инкрустацией перламутром. Китайские терракотовые статуэтки в виде женских танцующих фигурок с длинно спущенными рукавами или музицирующие были совершенно замечательными. Поразили меня также большие деревянные раскрашенные фигуры воинов с вытаращенными глазами и выпяченной грудью. Большое количество фарфора из разных стран, утончённые формы, богатство красок и ювелирная обработка деталей, - всё это не перестаёт удивлять. А какие замечательные старинные китайские бронзы! Позеленевшие от времени мощные монументальные округлые формы. Много увидела приёмов, которые в современном искусстве рассматриваются как новое, оказывается, уже были тысячу лет тому назад. Например, тайландская живопись на коже, ажурно вырезанная и американец Том Вессельман с его вырезанием из холста. Ничто не ново под луной.
Александр Родин "Париж" 30х20см, масло на картоне
В магазине продавались хорошие книги, жаль, что я мало денег с собой взяла, хватило только на плакат за 50 франков. В этот музей ходит очень мало народа, хоть и билет сравнительно дешёвый. В пустых залах прохладно и царит полумрак. Нет-нет пробежит одинокая фигурка японца или китайца, а европейцев почти не встретишь, даже дежурные все сплошь с раскосыми глазами, словно ты в другой части света. Странно после всего этого вернуться в жару парижских  улиц. Огромный город, улицы расходятся и сходятся в перекрёстки из пяти-шести улиц. Дома на перекрёстке сужаются почти до острого угла, как слегка раздвинутые куски торта на блюде. Люди сидят в кафе, из которых стулья повылезли на улицу, читают газеты за чашечкой кофе, многие в одиночестве, хотя и парочек тоже хватает. Больших компаний не видела, разве что иностранцы. Русский язык нередко можно услышать и английский тоже. В метро играют русские мелодии аккордеонисты, а потом собирают монету. А одна пьяная женщина ходила с развёрзнутой хозяйской сумкой, держа её перед собой обеими руками и собирала подаяние. Много парков, где можно сидеть на траве, походить босиком, опустить ноги в фонтан.

Александр Родин "Париж" 20х30см, масло на картоне


Люди встречаются самые разнообразные. Француженки пухленькие, круглолицые, невольно Ренуара вспоминаешь, чёрные кудри локонами. Встретилась группа голландцев в метро, слышно было за километр, я даже подумала было, что бродячие актёры, так громко они разговаривали, хохотали, в поезд они сели в соседний вагон и даже сквозь стенку и не смотря на  шум поезда, неслись их голоса. Даже американцев переплюнут, хоть и те тоже всегда очень громко везде говорят и в музеях и на выставках. Даже пожилые люди с такими громкими голосами, как  у крестьян в поле. Встретила двух стареньких полячек в чёрных платьях и с рюкзачками, в модных зашнурованных ботинках-сандалетах, типа как у римских легионеров. А лица такие польские, надменные.

7 июля. Сегодня со мной приключилась беда – вынося из ведра взяла не те ключи, дверь захлопнула, а открыть не могла. Сегодня вечером Айли должна была приехать. Я ходила целый день по бесплатным галереям, денег с собой не было. Думала, что вечером Айли объяснит соседям по-французки ситуацию и, может, у кого-то имеется запасной ключ. Но и вечером Айли не появилась, я долго сидела у подъезда, потом решила действовать сама. Начала спрашивать людей, в надежде, что кто-нибуть говорит по-английски. Но, увы, никто меня не понимал. В отчаянии я заплакала, так жаль себя стало! Думала, что спать придётся под мостом, как парижские клошары в картонном ящике, который даже я уже присмотрела. Так вот сижу, лью слёзы, вдруг подходят две женщины, я заговорила с ними, а младшая понимает немного по-английски! Я как могла объяснила ситуацию, они, к счастью, знали хозяина и даже Айли. Помогли мне найти консьержку с ключами. Дверь открылась, и я дома, счастливая, что даже не верится, ведь я готова была даже на лестнице ночевать, подстелив под себя бумагу, пол-то ведь цементный. А Айли всё нет. 

Людмила Кальмаева "Туристы в Париже" 50х60см
Расскажу о сегодняшних галераях. Первая была с каким-то китайским художником, он выставил инсталляции и фотокартинки, имитирующие таблицы по восточной медицине. Я не понимаю по-французски, а то бы больше узнала о содержании работ. Дальше был целый ряд галерей с абстрактными работами – от чёрного квадрата до пёстро-буро малиновых. Были галереи с натуралистическими вещами, но тоже не менее противными. Любая ерунда здесь может быть выставлена, лишь бы подача была интересная и красивое помещение. Посмотрела выставку самодеятельных художников. Они подражают модным течениям и тоже малюют абстракции и прочие измы, но были и пару наивных таких, как и повсюду с цветочками и букашечками. От профессионалов их отличает только неумение хорошо оформить свои работы. Встретила ещё одну выставку Кабакова, которая называется «Коллекционер». В маленькой комнатке, покрашенной масляной краской, вывешены на коричневых листах картона старые советские почтовые открытки, как-бы из альбома коллекционера. Виды городов, репродукции с картин и праздничные поздравительные открытки с серпами и молотами наклеены по определённой схеме, очень симметрично, как стенгазета. Это как бы стиль эпохи, который символизирует собой гармонию и порядок. В комнате темно, стоит стол с настольной лампочкой, клеем (иностранным) карандашом и ножницами, а также с листом картона с недоклеенными открытками. Обо всём этом Кабаков написал книгу, которая тут же продаётся. Продаётся и другая – с руганью на кухне. Третья книга – большая автобиографическая тоже с вырезанными из старых огоньков фотографиями. Писатель Кабаков неплохой. Почти как Солженицин.


Людмила Кальмаева "Полёт над Парижем на воздушном шаре" 50х60см
В галерее напротив был выставлен китаец, который выполнил композиции акварелью на письмах. Там тоже были использованы фотографии из их мао-дзедуновской жизни и куски полит-плакатов китайских, типа советских, только примитивнее. Подано всё это было на кусках гофрированного картона от коробок и оклеено полосками коричневой ленты с почты. Самое интересное оказалось в книге отзывов: люди принялись рисовать там  фигурки, типа как у автора, один даже изобразил Ленина, спускающегося на парашюте со стопками книг под мышками, под этим подпись по-русски:  «Я тоже люблю китайские книги, Ленин» Люди не лишены чувства юмора.
Я здесь опять подумала о нашей инсталляции, нам бы надо было составить подробное описание всех вещей и из значений и снабдить фотографиями. Такая книга могла бы продаваться, а инсталляция получила бы какую-то законченность и была бы зафиксирована. Ведь наша инсталляция была, ей богу, не хуже кабаковской. А он стал знаменитым благодаря этим  работам. Кабаков спешит застолбить эту тему своими инсталляциями из советской жизни простого народа. Это сейчас из-за него вошло в моду, так же как и наша советская живопись живопись 50-х годов. Пока что маловато такого добра на Западе, поэтому и притягательно для них.
Была в одной галерее, где  в белой комнате с полочкой по периметру были разложены сухие корочки от бананов и апельсинов, зашитые нитками, или на молниях и пуговицах.  Ко всему прилагалась фотография дерева, на котором это всё должно расти.
Видела выставку иконок вставленных в крышки от картонных коробок, они были тоже в рамах, иногда даже с паспарту и завешены марлёвкой, типа буддистских икон.
Мне понравилась рама из кусочков дерева, оглаженного морем, композиция из камешков в ящике от комода и в футляре от скрипки.
Ещё запомнились линзы с подсветкой на силуэты, нарисованными на них жиром или вазелином.
Встретила галерею, которая изготовляет копии мастеров. Был там и Гоген, маленький, но цена была больше, чем я просила за свой громадный. Модильяни, Гоген и современные художники были скопированы неплохо, но Леонардо и мастера Барокко выглядели совсем по-дилетански. Ремесло безвозвратно утеряно. Сейчас каждый старается использовать какой-то новый приём или материал и этим выделиться. Я обратила внимание, что никто ещё не делал живопись на упаковках от продуктов, как это делаю я. Я-то старалась это замаскировать, а лучше было бы подчеркнуть, может это принесло бы мне успех, кто знает? Люди ведь любят экстравагантность. 

Парк у музея Родена
 8 июля. Сегодня ходила в музей Родена. У него, к стати, подпись похожа на твою A.Rodin, он только «д» пишет с хвостом вверх, а «н» с хвостом вниз. Чучача, знаменитых любят, даже девчонка в галерее Басмаджан сказала о тебе: «О, это знаменитый! А он не француз, случайно?» Но я её разочаровала, сказав, что ты настоящий русский. А не придумать ли тебе какую-нибудь историю, чтобы твоё имя как-то связывалось с французским мастером скульптуры? Какой-нибудь тайный роман, как ты думаешь?
Музей замечательный, большое двухэтажное здание в стиле классицизма-рококо, комнаты с большими зеркалами, потускневшими от времени, в них отражаются скульптуры, которых тут множество – больших и маленьких, есть зал с рисунками Родена, очень мастерскими, висят также по стенам картины других художников – его современников и даже живопись самого Маэстро, совсем не плохая. Много портретов Родена, сделанных его друзьями, у него была интересная голова и его много и охотно лепили и писали.
Перед домом разбит громадный парк с фонтанами и бассейнами, где повсюду большие скульптуры Родена, они очень хорошо вписываются в пейзаж. Позеленевшие бронзы, клубящиеся текучие формы, как застывшие волны океана – мощные, гладкие, упругие и причудливые. Больше всего мне понравились "Врата ада", увенчанные фигурой мыслителя. Все знаменитые вещи маэстро как фрагменты вплетены туда. Это, оказывается, были этюды и заготовки к этой гигантской композиции, перекликающейся с микельанжеловской Сикстинской капеллой. Я раньше довольно-таки равнодушно относилась к Родену, но теперь, когда хорошо разглядела, поняла, какой это большой мастер.
 Полежала на травке в парке и даже задремала, а потом отправилась в обратный путь. Надо было купить чего поесть, - народу поприбавилось: вчера поздно приехали Айли с приятелем. Хорошо, что я раздобыла ключ заранее, иначе было бы слишком поздно беспокоить людей. Ещё два дня – и домой. Устала...

 9 июля. Утром чуть поднялась – всё тело болит. Но, ничего, это уже последние деньки. Дома отдохну, а тут надо до конца держаться. Села в автобус, но проехала свою остановку. Пришлось идти пешком до метро. Попала в район Парижа Чарентон, похожий на маленький городок, типа Арнемауден, с магазинчиками, кафе и прочим. Очень симпатичная часть города, много зелени. 
Александр Родин "Париж" 20х30см, масло на картоне
Сегодня я была на выставке Шагала  «Марк Шагал: Русские годы. 1907 - 1922». Масса работ собрана была отовсюду, в том числе и из Москвы. Этот период у Шагала мне больше всего нравится. Работы полны жизни и фантазии. Были выставлены также фотографии письма и стихи Шагала в черновиках, я прочитала некоторые листки – они полны поэзии, как и работы мастера. Человек прожил свою жизнь вглядываясь в своё прошлое и опоэтизировав его. Описывать картины не буду, ты и сам их хорошо знаешь. Сказочность, притчеобразность его картин, уютный, обжитой мир – вечность и неизменность. Пару мотивов, которые потом исчезли из его работ: солдаты, один эскиз с профилями и лицами напомнил мне твою картину с лётчиками в самолёте (только твоя красивей, она мне всегда нравилась, на фанере была написана. Что с ней? Я давно её не видела) вспомнила ещё и твоих красивых стройотрядовцев в красных касках, тоже фанерных, которых Шарангович так разносил) Ходила по залам музея искусства модерна, где экспонировался Шагал и до меня дошло, почему Шагала так любит публика: он живой и тёплый, человечный, а все западные художники после импрессионизма ушли так далеко от мира человека в мир отвлечённых и холодных форм, где искусство изобразительное перешло в прикладное, где любуешься цветом, формой, ритмом, фактурой или выдумкой, а не живым чувством художника. Поэтому же и наивные художники стали популярны. Их концепция мира такая простая и уютная и понятная, не то, что этот агрессивный опасный, подминающий тебя под себя, непонятный и чужой мир современных художников, где много изобретательства, которое поражает, но не греет. В этом громадном сложном и непонятном мире, агрессивно подминающем тебя, так хочется привести всё в гармонию, очеловечить.
Побывала в это день и в музее Пикассо, у него осталась и теплота и юмор человечный, что делает его работы симпатичными, сколь бы ни отвлечёнными и даже абстрактными они не были. Пикассо не устаёт изобретать всё новую и новую форму, подхватывает чужие идеи, развивает их, перефразирует на свой лад, - тут и Леже с его контурами и пятнами цвета мимо их, тут и Клее, тут и античность и готика, тут и греческие вазы, тут и африканские маски и Маттис и Дерен, все мотивы подхвачены и перепеты. Любопытны его скульптуры из разного хлама. Особенно хороша коза – эдакая козлища. Ещё понравилась голова козы из велосипедного руля с седлом. Дырочки смотрят живыми глазами, просто и одновременно загадочно, как искусство первобытных людей. Обезьяна с головой из игрушечного автомобиля. Большой ребёнок со своими игрушками. У соседа Николая Павловского есть сынишка и они с отцом напару ломают игрушки и клеят из них абстрактные композиции, тут уже обратное, бедный мальчик! А Пикассо изобретает всё новые и новые формы, но делает это с непосредственностью ребёнка, он умеет очеловечить любой кусок картона, металлические прутики и прочий хлам, превращая это всё в забавных человечков и зверюшек, таких весёлых и милых. Огромнейший и интереснейший музей. Он, к тому же расположен в районе, где много разных галерей. Я зашла в парочку, а на большее не хватило ног.
Зашла в магазин часов, но не простых, а весьма интересных, скульптурных, они были сделаны из медных пластин резных форм с дырочками по краям и сшитые медной проволокой, все с висячими маятниками и громко тикающие, забавные. Была там даже Эйфелева башня, сплетенная из лозы, как этажерка(большая!) и тоже с часами, а вместо цифр – цветные камушки. Всё это двигалось, качалось и подмигивало весело и игриво. 

Александр Родин "Париж" 30х40см, масло на картоне
А башню Эйфеля я сегодня тоже видела вблизи, она через реку напротив музея Модерна, я там сидела во дворе  у большого бассейна со скульптурами. Опустив ноги в воду ела яблоко с булкой. Чудесно отдохнула, поэтому сумела столько много посмотреть. В музее Пикассо тоже есть парк, парков вообще много в Париже, тут народ любит сидеть в парках, где как и в кафе, всегда полно народу. Чашечка кофе и газета – утром, обед и сигарета – днём. Но я из экономии поглощаю свою еду в каком нибудь укромном месте,  только японцы подобным образом перекусывают, а остальные идут в кафе как и сами парижане. Во Франции минимальные зарплаты выше, чем у голландцев, но пособие по безработице гораздо меньше, это Павловский мне так сказал, и очень высокие цены за жильё. Они за свою развалину платят чуть ли не больше, чем мы за свой дом в Арнемаудене, а ведь у них нет канализации - вода на улице и крыша течёт. Они живут тем, что Тамара делает соломенных кукол и продаёт (она замечательная мастерица соломки. Гаврилюк – это её бабушка) Куклы хорошо идут. Надо сказать, что в Париже  любят русских и их искусство, это было испокон веков. В каждом сезоне у них свои любимчики. Прежде был Шемякин, теперь – Кабаков. Кто следующий? Родин? Кто знает? Таких вещей, как ты делаешь, я тут не видела.
Жара стоит невероятная  + 40! Трудно такое выдержать.
10 июня. Сегодня решила отдохнуть, никуда не ходить, а то ноги болят, особенно стопы, как будто кто по всем суставчикам прошёлся с молоточком. И колени и тазобедренные суствы разламываются. Тем более, что надо сделать уборку в квартире, вымыть туалет и ванную, полы протереть, кухонную мебель тоже, чтобы всё было так, как тогда, когда мы приехали.

Александр Родин   
Июль 1995
Здравствуй дорогая Люси!   
Поздравляю тебя с днём рождения и желаю крепкого здоровья и счастья, всего самого наилучшего. Успехов.
Я по-тихонечку готовлюсь к московской выставке, хотя трудно пока сказать что же я всё-таки повезу туда. Нас будет 3 или 4 человека. Уже начали решать вопрос с транспортом. Есть варианты: поездом или машиной, в любом случае я сниму с подрамников и скручу в рулон. Сейчас лето и все поразъехались в разные стороны. До свидания, Люси!  Родин.

4, а может 5 авг. 95г.
Получил от Николая Павловского приглашения на 2 месяца и отдельным пакетом приглашение на выставку. Я размышляю, как мне быть, ибо с 21 сентября по 15 октября у меня выставка в Москве, очень хороший зал в ЦДХ, второй этаж, зал проходной. Я буду брать около 3-х больших и штук 10 маленьких. Для меня это предостаточно, дай бог дотащить. Большие, я думаю, это «Пустынники», я их продолжил на триптих и, наконец-то, успокоился, ибо так как я планировал в эскизе и так и получилось - нечто грандиозное с напрягом. Народ приходит и разевает рты. Ещё одна работа, тоже большая, ты её не видела вообще. На основе моих старых эскизов в красном колорите. И ещё одна большая работа в синих колоритах, летящие сущности, куда? Чего? Без ответов, без вопросов. На третью много кандидатур.
Люсяча, ещё раз, тысячу раз, поздравляю тебя с днём рождения, желаю счастья, благополучия, целую. Будь всегда такой же оптимистичной, благожелательной.

Александр Родин "Композиция" 180х135см






































13 авг. 95. Бегаю во французское посольство, оформляю визу. Удобно то, что оно рядом, возле костёла на площади 8-го марта, недалеко от моей мастерской и народу человека 2-3. Все вежливы. Нас пригласили с Пашкевичем Сашей и Тодором Копшей. Выяснилось, что сложностей будет немало т. к. ввели пошлины на границе с Германией. Берут 10% с работы. Комиссию немцы организуют сами и расценивают. Один наш художник съездил и ободрали догола, он еле наскрёб денег на обратный путь и жил впроголодь. Но, может, это правильно, защита еврорынка. Единственное, что я ведь участвую в некомерческих выставках, а это другое дело. Надо, чтоб жёстче контролировались ввезённые и вывезенные работы, как в Италии, там всё учитывается и, поэтому, нет проблем, если работы отсутствуют - плати пошлину.
Делаю серию маленьких работ на оргалите акрилом, который Аник привезла. Техника новая, но интересная и я увлёкся, на первых порах, делаю 5 штук 100 х 50. Вытянутые форматы со всякими глобальностями. Получил твоё длинное письмо о Париже и как будто бы с тобой вместе побывал там. Так ты образно сумела передать атмосферу этого супергорода. Интересно очень, бог даст, и я кое-что увижу. Был у Маргариты Ивановны, она чувствует себя хорошо, много работает с больными, 5 человек. Имеет успехи. Она живёт активной жизнью с интересом.
Люсячик, я, видно, поеду на машине Пашкевича во Францию. Так было бы удобней. У него восьмерка Жигули. Единственное что удерживает, это пошлина на работы, а то бы можно попутешествовать на колёсах и к тебе заехать на пару дней, а там с тобой вдвоём плюс Брайан в Амстердам и т. д. или ещё куда. Деньги у меня будут. Это - первый вариант. Второй вариант: Мы летим самолётом до Франции, в Париж без таможни в Германии. Это проще, хотя и дороже, чем на автобусе или автомашине, в два конца 540 долларов. Интересно, сколько от Парижа до Флиссингена на поезде? Вообще, как ты думаешь, хорошо это или нет, и как Аник посмотрит на то, что я буду с Александром Пашкевичем, или как ты на это посмотришь, а как Брайан? Мы бы у Аник остановились на 3-4 дня. А затем Саша Пашкевич поехал бы обратно в Париж к Николаю. А вдруг он захочет дальше путешествовать со мной? Вопросы есть…
Я запасусь деньгами, чтобы облегчить ситуацию. Да, к стати, ведь ты хочешь осенью приехать в Минск, но это будет холодный период сезона, тем более, что ситуация не очень благоприятная, я-то к ней привык, но со стороны это, действительно, не очень… Так что, думай. Весной - оно лучше, летом - ещё более того. Короче, я так думаю, нечего планировать, будь что будет.
И, всё-таки, я думаю, что лучше я приеду во Флиссинген один и, если Аник не передумает, останусь у неё на некоторое время. А если у неё не будет возможности, попрошу тебя придумать что-нибудь. Или Леон, может, придумает что, т. к. я хочу с ним провести переговоры насчёт обменной выставки. Так что я буду у вас как официальное лицо от центра современного искусства в  Минске. Короче, я постараюсь ничего не усложнять.
Люсячик, дорогая, прошу тебя о моём письме не говорить Аник, так как она обижается, что я тебе пишу много и всякую информацию даю, а ей пишу только короткие письма ни о чём. Но ты сама понимаешь, что русский и английский для меня отличаются и мысли на английском языке труднее выразить, отсюда и краткие письма, но мне ей это трудно объяснить, так что, надежда на тебя.
Люсячик, рад, что твоя выставка проходит успешно и пресса отметила её. Очень рад.
Сдал все документы на визу во Францию. Очень удобно, что посольство в Минске в двух шагах от мастерской, народу никого и персонал весьма внимательный. У меня виза откроется с 20 сентября. Московская выставка, которой я придаю всё-таки первостепенное значение, откроется с 19 сентября по 15 октября. Я поеду, развешу в Москве работы, побуду ещё дня 4 и уеду в Минск, где куплю билеты скорей всего, на самолёт и полечу в Париж. Судя по всему, я возьму с собой небольшие работы, когда был у меня в мастерской Микола Павловский, они ему понравились. Полечу в Париж числа 28-30 сентября, где-то в середине - 15 октября я тебе позвоню оттуда и будем соображать, что делать. Я бы очень хотел хоть на пару дней заехать к тебе, Люсяча, если вы с Брайаном не против, ведь это дело тонкое - психология человека. В прочем, жизнь меня научила никогда ни на кого не обижаться и всех во всём прощать, как говорит евангелие. Так что, Люсячик, обращайся со мной просто, как желаешь. Поедем в Париж – Пашкевич, Тодар Копша и я – все разными путями, единственно, что я переживаю, так это за Тодора. Он плохо ходит, всегда с палочкой и не знает никаких языков, хотя весьма башковит, пишет интересные статьи в газетах и журналах, пишет абстрактные работы. Ты его должна знать. Денег у него практически нет. Павловский обещал купить ему билет в два конца. Это хорошо. Короче, Люсяча, скорее всего, я один буду ехать во Флиссинген.
Работаю много, время бежит моментально, а жаль, сейчас, только сейчас, я распробовал, я делаю серию акрилом, очень классная краска. Удивительная вещь. Сделал пол-десятка работ.
Выставка в Москве будет на втором этаже в проходном зале, что очень удобно и, тем более, это осень. Правда, я никаких коммерческих целей не ставлю, теперь это сложно, но для себя я знаю, как только я ориентируюсь хоть чуть-чуть на рынок, ни денег, ни глубоко осмысленной работы не получается. Поэтому, я буду последовательным до конца.
Ну, вот, дорогая, пока и всё, привет тебе от Димы Бондаренко, он интересовался, как ты? Оля уехала в Горький, у неё отец плох, лежит в больнице, диагноз – рак… До свидания, целую А.Р.

28 авг. 95  Дорогая Люсячик!!!!!!!!!!   .
Жаль, что ты вдали, иногда я очень ощущаю и такое расстояние и нехватку твою, Я соскучился по тебе, хотелось бы ну хоть на пару дней заскочить, тебя увидеть, и, похоже, что это осуществится через 1,5 месяца. Это очень было бы здорово! Скорей всего это будет у Аник, как ни странно, она сейчас нас может объединить. Она интересный и своеобразный человек с многочисленными своими комплексами, очень независимый и, потому, одинокий. Но, пожалуй, я ничего не могу тут поделать, я не имею достаточно средств, а она не сможет их представить и, поэтому, мои отношения с ней носят поверхностный характер, но, в прочем, меня это устраивает, мне лучше быть независимым, какие-то средства для поездки я имею, для красок тоже, но остальное пока, увы, увы!!! Может, как нибудь повезёт, и я решу проблемы, но для этого нужна серия полномасштабных выставок, я к ним буду готов через год. Сейчас я достиг в работах чего-то существенного и поэтому у меня появилась не совсем полная, но уверенность. Остаётся - реализовать себя. Последние мои работы очень живописны и, в то же время, в том же стиле, как и та, что приобрёл Леон, а у него тонкий вкус.
Сейчас я сижу в своей мастерской, 22.00, чуть-чуть слышно звучит радиоприёмник, я лежу и пишу тебе письмо. Сначала я хотел ехать в Париж с новыми небольшими работами, в совершенно другой манере, чем ты видела, но потом передумал и решил взять 5 штук больших, серию. Условное название: «Трасмиграция душ», «Электронный тотем» и т. д. Вот у меня такие существуют сомнения. Не знаю, к чему приду. Но я думаю, что когда будет московская выставка, я по ней определюсь, что к чему. Там я думаю выставиться своими ударными большими работами.

Александр Родин "Композиция" 135х180см
Жду от тебя каких вестей. То, что ты мне написала из Парижа, я читаю и перечитываю. Я хочу тоже попутешествовать примерно твоими путями. Зубрю французкий язык по своей системе. Аник мне сказала, что у меня кое-что получается. Так что, глядишь, и я буду фурычить кое-что на английском и франсэ.
Люсяча, дорогая, как у тебя выставка? Главное, как я считаю, всё-таки эмоциональное восприятие работ… Как твой магазин?
Люсячик, кручусь, как белка в колесе. Перед отъездом в Москву много работы и я почти что успеваю всё сделать. Сейчас работаю над маленьким буклетом, 3 страницы, несколько (4) фото работ чёрно-белых, список выставок, как обычно, даты. Только что закончил. Мне сказали, что сделают за 2 недели, даже не верится.
Наконец-то я почти определился, что возьму в Москву, а что во Францию. Во Францию возьму облегчённый вариант: три работы, одну большую 3 х 2 м, две средних 120 х 135. Очень трудно проходить таможню, так мне говорили друзья, особенно немецкую, а я, видимо, поеду поездом, так как до Парижа прямых самолётов нет.
Приеду во Флиссинген и постараюсь сначала позвонить тебе, а там будет видно. Ты сама придумаешь, что делать. Хотелось бы с тобой встретиться, поболтать о том о сём….
Привет большой из Минска от всех друзей, целую. Привет Брайану и всем.  А.Р. 


Александр Родин "Париж" 30х40см, масло на картоне
Людмила Кальмаева
Сентябрь 95

Дорогой Чучачик!
Лететь на самолёте лучше, не надо транзитных виз, но, с другой стороны, если ты захочешь съездить в Голландию поездом, то тебе понадобится виза Бенелюкс. В поезде французы, в основном, голландцы и бельгийцы не часто, но проверяют документы. Машины, особенно с голландскими номерами, проверяют редко.
Есть такой вариант: ты летишь самолётом в Париж, а потом мы с Аник приезжаем и забираем тебя на машине во Флиссинген. Тебе только предстоит вернуться самому поездом. В поезде без визы можно попасться, это риск, а сделать визу тут, на месте, тебе нельзя. Аник послала тебе приглашение на Шенген-визу в Варшаву, ты мог бы послать туда свой паспорт и деньги за стоимость визы, возможно, они бы сделали и прислали тебе. Варшава – это не Москва. Паспорт не пропадёт. Другое дело, если бы ты ехал автобусом из Варшавы, то и сам смог бы на месте визу получить. Там же и купил бы билет на автобус, в польских злотых это дешевле, и спокойно поехал бы. Тебе не надо транзитных виз через Германию, Голландию и Бельгию, но ты мог бы остановится и быть там сколько угодно.
От аэропорта Шарль де Голль едешь на метро через весь город в направлении Cretel до конца. там пересядешь на поезд, можешь даже и зайцем проехать, там, на конечной,  нет системы турников и проще разобраться, поезд только в одном направлении идёт. В электричке билеты проверяют редко. А если и проверят, то с иностранца и спроса нет, ведь, у него адреса нет, чтобы штрафт прислали. Главное, не говорить по-французки. Нет денег – и все дела.
Из еды – дёшево стоят соки, фрукты, овощи, вино и молоко.. Кукурузные хлопья, они не такие вкусные как в Голландии, но дешевы, а хлеб довольно дорогой. Дешевле всего – длинные французские булки. Еду дешевле покупать в супермаркете. В Рис-Оранжисе самый дешёвый супермаркет. Выгодно покупать курицу, она стоит 10 франков за кило, сварить её – получится много бульона и мясо на несколько дней. Рис и макароны тоже дешево стоят и приготавливаются очень быстро. Тамара помогла бы, я думаю, ты бы мог ей платить сколько-то, как  договоритесь, чтобы она готовила. Возьми с собой сала и консервов.
Жду! Люся

Александр Родин
18.09.95 Люсячик, спасибо тебе огромное за очень содержательные и интересные письма. Я с большим интересом ознакомился с ними, особенно, как ты описываешь как попасть к Николаю и что меня может ожидать. Это очень важно, твои коррективы в мои познания. Спасибо за карты Парижа. Если с выставкой в Москве для меня всё ясно, и она для меня наиболее важная, то в Париже я не думаю, что что-то будет, скорее всего, это будет ознакомительная поездка. Хотя я и оформил в экспертной комиссии одну большую работу и 3 маленьких. Большая из 4-х частей 135 х 180 каждая, а маленькие 50 х 70. Конечно, после твоего письма, я очень сомневаюсь насчёт большой работы. Её трудно будет провезти, будут цепляться за неё, есть время у меня передумать и взять 50 х 70 побольше, но это, конечно, не то, потому что большая работа довольно сильна. Называется «Солнечный ветер», голубоватый колорит с сильным структурным уклоном. Уже многие сказали, что это нечто новое у меня, я с большим интересом работал над ней.
Люсячик, ты просишь, чтобы я взял несколько книг. Я постараюсь взять и узнать, что можно и что не можно и привезти тебе паспорт и метрику. У Саши Пашкевича внезапно возникли трудности и он поедет отдельно и пока не знает как. Я срочно занялся изучением французского, читаю, кажется, без особых проблем, говорю в пределах разговорника, так что, думаю, соображу, что к чему, ты мне довольно подробно описала что и как. Как добираться до Николая, я думаю, что не такой уж я беспомощный, как-то найду его, может, и не сразу… Люсячик, тебе огромное спасибо за всякие ботинки и прочее. Когда я приеду, всё это напялю, какие- нибудь для меня дешёвые кроссовки раздобудь для бега, те что ты мне тогда подарила я уже полностью добил и вчера пришлось их выбросить, так как слишком много дыр.
Р.С. Сегодня хреновое известие, над Белорусью сбили воздушный шар, убив двух американцев. Все шокированы. Армия президента действует, она ничего и никого не разбирает, уничтожает невинных, страшная вещь. Очень неприятно слышать как окружение оправдывается и начинают считать, что всё сделано по-правилам. Это кошмар.
Ну вот, Люсячик, почти на 80% я решил ехать автобусом, как ты и предлагала. Поездом до Варшавы, а там на автобусе. Визу получил на 2 месяца. Сначала поеду к Николе, узнаю, чего он имеет в виду, приглашение ведь на выставку-фестиваль. Если за неделю я оклемаюсь, дня через 4 - позвоню, и мы решим, что делать. Может ты с Аник и с Брайаном приедешь  в Париж, а, может, и наоборот, я приеду из Парижа к тебе, Люси. Спасибо, что ты купила холст и немного красок и я, чуть что, могу что-нибудь намалевать у тебя.
Завтра отьезд в Москву. Звонил вчера Маргарите Ивановне, она чувствует себя хорошо. Я ей сказал насчёт паспорта и метрики, она согласилась передать. Сегодня у нас первый день очень холодный осенний, б-р-р, 8 градусов всего. Буду одеваться теплей. Целую А.Р.

16 окт 95  Рис-Оранжис.
Дорогая Люсяча!!!  Целую тебя!!!
Получил твоё первое и второе письмо с шоколадкой и картинками твоими красивыми. Шоколад съел, очень вкусный. Здесь очень интересно в Рис-Оранжисе. Всё время какие-то события, а жизнь чисто художественная, аскетичная. Карту получил, спасибо. Ты не беспокойся, еды у нас тут много, Николай заботится о нашем благосостоянии, каждый день приносит хлеб, разные продукты и мы уже с Тодором совсем обленились. Живём в специальной комнате для иностранных гостей.
Александр Родин "Трансмиграция" 100х50см
Днём я, в основном, работаю над картинами размером 100х50 и 50х70. Небольшой размер, холст, картон, масло. Люсячик, ты спрашивала в письме, сколько работ я могу взять с собой в Нидерланды, что, может, ты договоришься с Леоном насчёт выставки. У меня будет 15-20 небольших работ и одна большая 360х270. Если бы можно было бы организовать какую выставку, это было бы здорово, Люсячик!
Я приеду в Нидерланды числа 10-12 ноября и до 25 буду у тебя или Аник, если что-нибудь кардинально не изменится. Так как я вчера звонил Аник (вторник 17), она была чем-то расстроена, видимо, тем, что я сказал, что приеду только 12-го во Флиссинген, а не раньше. Так как, если я раньше уеду от Николая, он обидится,  он ведь приглашал меня и хочет тут сотворить со мной кое-какие проекты, касающиеся соместных или персональных выставок. Да и ситуация у Аник не подходящая: похороны, переезд с одной квартиры на другую. Так что, я думал, чего мне спешить, только мешать, пускай спокойно устраивается на новом месте. Но она, почему-то, обиделась. Говорит, живёт ожиданиями, а тут непонятно что. Но ведь она сама хотела приехать в Париж и провести здесь время, хотя бы несколько дней. Я понимаю, что она не может, но и у меня проблема - вдруг сократить пребывание в Рис-Оранжисе.
К стати, Николай договорился с одним очень известным в эмигрантских кругах товарищем, живущим в Париже. Он предоставит нам с Копшей квартиру на 1,5 недели. Это рядом с центром Помпиду. Что очень отлично. Жаль, что тебя не будет или Аник. Но, что делать, се ля ви … Человек предполагает, а бог располагает.
Не понимаю, почему бы Аник не приехать, хоть бы на несколько дней, в Париж? Наверное, дорого стоит?
Странно, но я даже не могу ни тебе, ни ей как следует позвонить, карточка стоит 40 франков, это весьма… Если с этой точки зрения посмотреть, то о каких отношениях с Аник можно говорить? У неё нет достаточно средств, а у меня?
По сему,  не очень много-то желания развивать отношения, тем более, что я, всё-таки, ценю свободу творчества, т. к. без неё ничего не сделаю. А я только-только начинаю кое-что смыслить в живописи, т. е. чтобы наделать шуму, у меня работ достаточно в Минске, но для истинной глубины надо ещё ох как много повкалывать, поэксперементировать.
Вчера были в центре Помпиду. Очень сильное впечатление от художников Боннар, Леже, Пикассо, Брак… Выставка очень хорошая… После побродили по вечернему Парижу. Очень впечатляет. Люсячик, огромное тебе спасибо за карту Парижа. Впечатлений колоссальное множество. Спасибо Николе, что он всё организовал на уровне.
Люсяча, я очень доволен своим пребыванием в Рисе-Оранжисе  у Коли, жаль, мало времени, я хочу много сделать, он мне предоставил все возможности для работы: холст, краски, места много, погода хорошая. Жаль, что Аник сердится. Наверное, дня на 3-4 я смогу задержаться в Нидерландах после окончания визы. Я думаю, это возможно. Может, я поеду в Нидерланды автобусом. Коля говорит, что это дёшево. Короче, жди. Целую  А.Р.

Во Франции ситуация весьма драматичная для художников. С одной стороны – ежегодные гигантские выставки у Эйфелевой башни, на которые съезжаются чуть не все европейские галереи с единственной целью: продать. Всё напродажу... Основная масса художников ринулась украшать жилища, оформлять кубатуры – это нормально... но очень грустно. Бродишь по бесконечным залам, смотришь на калейдоскоп картин и чувствуешь, что тупеешь – ни одной мысли...


Александр Родин "Париж, Александровский мост" этюд 20х30см, масло на картоне
Но, слава Богу, есть другая сторона Парижа – независимые художники, которые скорее напоминают хиппи: живут общинами, объединяются не по направлениям, а по родству душ – и выживают сообща, что не очень просто, так как поддержка от государства минимальная.
На территории такого центра (К.А.Е.С. По французки - C.A.E.S)  - я живу сейчас в объединении «Руж» (Рой). Интернациональная группа художников – Анри Шульдер, Жан Старк, Ильяс Лолошка, Николай и Тамара Павловские и другие – обжили бывшую казарму, где вместе с ними живут музыканты, поэты, циркачи... Там совершенно особая обстановка, особые отношения между людьми, воздух буквально пропитан духом творчества...
Фото из парижского газетного артикула о фэсте в C.A.E.S в Рис-Оранжисе. Алесь Родин  4-й слева, следующий за ним - Николай Павловский, второй справа - Тодор Копша
Мы с Тодором Копшей были приглашены сюда на ежегодный фэст, который C.A.E.S. устраивает осенью. Это очень похоже на карнавал: всё приходит в движение, и целый месяц спектакли сменяются цирковыми представлениями, поэтические вечера – выставками. Редкое, чисто французкое явление, достойное отдельного рассказа...
А вообще жизнь в Европе у художника совсем не такая простая, как мы привыкли думать. Ничуть не проще, чем у нас. Если волей случая ты оказался на виду – тогда конечно... Но таких очень немного. Остальные все перебиваются с хлеба на квас: кому родители помогают, у кого жена работает и зарабатывает. Редко кого кормит профессия. По крайней мере во Франции, в Германии, в Италии – так.
Краски здесь относительно дешёвые, и холста – сколько хочешь. Но чего-то мне тут не хватает. Может быть того, что я называю большим жизненным абсурдом...
Наша жизнь – это такой удивительный наворот, такой коктейль событий, личностных контактов... Они могут быть позитивными, негативными, но они есть – и такие, и такие. Это даёт – мне, во всяком случае, - те внутренние переживания, которые потом выражаются в живописи. Того, что мне в нашем бытие нравится – дома предостаточно... А здесь – нет...



Cаша сфотографировал меня на Монмартре в Париже, где в кафе мы встретили голландскую журналистку, которая писала о его выставке, проходившей во Флиссингене, в 1994 году. Воистину - мир тесен!
Ноябрь 1995
 Людмила Кальмаева
Дорогая мамочка!
Саша уезжает завтра в Минск и я спешу дописать вам письмо, чтобы с ним послать, а то почта идёт очень дого и вы, пожалуй, уже уедете к нам.  У Саши вчера, не без помощи Леона, открылась выставка во Флиссингене в центре Тео ван Дусбурга. Теперь сашина виза кончается, и ему надо уезжать. Я с нетерпением жду вас в гости. Саша привезёт вам кассету с очередным видеофильмом Брайана. Больше ничего не удаётся с ним передать, нету места у него. Возьмёте у него сумку на колёсах, если он её привезёт, она вам пригодится и в магазин ходить и к нам приехать с ней удобно. 
Возьмите с собой  крючок для вязания, у меня есть для вас немного работы. 
В последнее время я была очень занята, многие вдруг захотели мои портреты, я даже написала пару обнажённых. Уроки акварели, которые я теперь даю, сашина выставка, домашние дела, подготовка фотографий своих работ для отсылки в Париж, о чём расскажу ниже, - всё это нагрянуло так внезапно, что мне некогда вздохнуть. Для уроков акварели пришлось выучить много новых голландских слов. Это хороший стимул, ведь занятия в школе языка уже давно пришли к концу. Теперь надо учиться самостоятельно.
 Недавно мы опять побывали в Париже. Поездка была затеяна с целью забрать Сашу к нам в Голландию. Добирались на машине, выехав из дома рано утром. К парому во Флиссигене успели впритык. Наша машина вошла последней, после того калитка была закрыта и паром отправился.  Это было хорошее начало, иначе бы пришлось ждать 30 минут до следующего парома. Бельгию проехали без происшествий, а во Франции, начиная с города Аррас, поехали по маленькой дороге, идущей через деревни и городишки. За скоростную дорогу во Франции надо платить и не мало. Таким образом, мы немного съэкономили. Мне пришлось очень внимательно следить за дорожными указателями, чтобы не сбиться с дороги. Пару раз это всё-таки произошло, но мы всегда во-время замечали ошибку и поворачивали назад на правильный путь. День был неплохой, немного туманный, но не настолько, чтобы ничего не видеть. Часам к 3-м мы уже были в Париже. Пришлось пробираться к центру по запруженным машинами улицам, большинство из которых имеет одностороннее движение, что затрудняет задачу, но чутьё помогало мне найти нужную дорогу, благо мы с Айли были в этих местах на её машине и я узнавала улицы и площади. От площади Републик было совсем недалеко от искомой улицы, где проживал Саша со своим приятелем. Но ещё одна большая проблема: отыскать место для стоянки машины отняла добрый кусок времени. Наконец, пристроили машину напротив входа в музей Натуры. Оттуда было всего минут 10 ходьбы до дома, который мы искали. Позвонили Саше из автомата и он вышел на улицу нас встретить. Вместе мы пошли к машине за вещами. 
Когда подошли, обнаружили, что на этой улице парковка запрещена. Многие стоявшие там машины уже укатили. Музей закрывался и всё должно быть чисто. Мы отправили Сашу с вещами домой, а сами поехали искать другое место парковки. После долгих поисков, а это уже было время, когда люди возвращаются домой с работы, всё было забито под завязку. В конце концов, мы нашли-таки местечко на платной стоянке. Но я, как на грех, отдала Саше свою сумочку с адресом, телефоном и картой. Найти опять эту квартиру было очень трудно. До темноты мы с Брайаном колесили по улицам, таща под мышками спальные мешки и сумки. Потом решили вернуться к музею Натуры, где раньше были и оттуда танцевать. Это удалось и, наконец, мы достигли цели! Саша встретил нас на улице, он уже давно беспокоился. В это день ничего больше не случилось, Брайан так устал, что без конца повторял: «Хочу домой!» 

Александр Родин "Париж" 30х20см, масло на картоне

Одноомнатная квартира в старинном доме 17 века, которая принадлежала Беларускому эмигрантскому Хаўрусу, поразила нас своей нищетой. Но там были пружинные продавленные матрацы, а за ночёвку в центре Парижа, не платя ни копейки, вряд ли возможно было бы найти что-то поприличнее. Горячей воды не было, но можно было нагреть, к тому же там был радиатор и было тепло. Хорошо, что мы взяли с собой еду, хоть Брайан и был против того, чтобы везти свою еду из дома. Я смогла быстро приготовить хороший обед и все были довольны. Саша после обеда уехал в Рис-Оранжис за своими вещами. На следующий день нам пришлось каждые два часа бегать к машине и бросать деньги в автомат. Поэтому, мы гуляли по городу поблизости возле центра Помпиду. Вначале посетили уже знакомые места, где мы были с Айли два года тому, затем проехались на параходе по Сене, как и в тот раз, только при дневном свете, увидели всё ясно и в деталях. Когда мы с вами были там ночью в тот наш короткий тур по Парижу, то ничего о нём не знали, и, едва освещённое огнями, всё выглядело очень загадочно. Сейчас я уже немного изучила Париж, и было интересно видеть знакомые здания в другом ракурсе. 
Проплыли мимо музея д"Орсей, размещённом в здании бывшего железнодорожного вокзала, там сейчас проходит выставка "Моне, Гоген, Роден". Проплыли мимо Нотр-Дама, с реки он очень красиво смотрится со своими кружевными контрафорсами, стенами, украшенными скульптурами и большими витражными окнами. К Эйфелевой башне близко подплыли, в ней я ещё не была, слишком билет дорогой, чтобы забраться наверх, хотя в туманную погоду, как сейчас, не много оттуда и увидишь. Проплыли мимо Консьержери, где а старину была тюрьма  и суд, мрачноватое, массивное здание со средневековыми башенками. 
Проплыли мимо сада Тюильри, Лувра и многих других достопримечательностей. Было тепло +20 и, хоть и лёгкий ветерок, но мы, как и большинство пассажиров, сидели  на открытой верхней палубе и никто не мёрз. Через час вернулись назад, побродили по улицам. Там, в отличие от свежего речного воздуха, висел смог. От выхлопных газов режет глаза и тяжело дышать. Устаёшь с непривычки. У нас в Зеландии, которую называют садом Голландии, воздух несравненно чище. Шум и интенсивное движение сводят с ума. Но без этого всего не было бы Парижа. Улицы запружены туристами, особенно много японцев. Когда надо дорогу спросить, не знаешь, к кому и обратиться. Иностранцы не знают, а французы не понимают. "Же не се па" такой типичный ответ. Но у нас была карта, которая всегда  выручала.
Затем сходили к Нотр-Даму и зашли внутрь, дальше прошли пешком через мост на другую сторону к Отель де Вилль, где размещена городская мэрия. Брайан снимал всё это на видео. Затем купили в супермаркете курицу на обед и туалетную бумагу, без которой Брайан очень страдал, и вернулись к себе. Там нас ждал сюрприз – исчезла вода. Ждали 2 часа – нет. После логических размышлений, Брайана осенила идея, что, возможно, кто-то перекрыл кран. На лестнице в вестибюле нашли краны. Действительно, так оно и было! 
Наконец, сварили обед, поели и все успокоились. Тодор Копша, Сашин друг, показывал мне свои работы со сложными фактурами и загадочными названиями. 

Людмила Кальмаева "Обнажённая" акварель 20х30см
Я тоже показала фото своих работ и альбом с маленькими акварелями, что я сделала накануне поездки. За пару недель до поездки мне предложили вести группу акварели в центре для хоббиистов взамен заболевшей преподавательницы, и я, чтобы показать курсистам, как красив чёрный цвет в акварели, сделала 60 маленьких вещей, в каждой был чёрный цвет в комбинации с каким-либо другим. Эти вещи получились настолько удачными, что я решила их показать своим друзьям-художникам. Было решено, что мои  альбомы желательно будет показать хозяевам квартиры, руководству Беларуского Хауруса, что и сделали на следующий день. В этот последний день мы ещё побывали на Монмартре, откуда с высоты виден весь Париж. Зрелище, действительно, замечательное. Там и художники рисуют, и всё такое, чем славен Монмартр. С сильным духом коммерции. Встретили там нашу голландскую журналистку из местной газеты, которая писала о Саше и брала у меня интервью. Договорились, что она приедет к нам в Арнемауден. Очень полезная встреча! Посидели в кафе на улице. Они выставляют печки на улицу и этим притягивают народ. Тепло от печки создаёт своеобразный уют.
Вечером пришли два белоруса из эмигрантов с 34 года - времён довоенных . Они очень высоко оценили мои работы и захотели устроить мне выставку в Париже. Для этого мне нужно сделать альбом с фотографиями, который они смогли бы показывать, чтобы найти мне подходящее место для выставки. Сидели допоздна, разговаривали за чаркой. А на следующее утро рано выехали в обратный путь. Было воскресенье и на улицах ещё не было такого оживлённого движения, как днём. Без особого труда выбрались из города, нашли нужную дорогу, за которую не нужно платить и помчались домой. Был приятный солнечный, осенний день, тепло +20, дорога несла нас с холма на холм через хорошенькие французкие деревушки, поля, лесочки. Добрались домой часам к 4-м. Но парома на этот раз пришлось ждать 30 минут. Дома заметили, что наша машина получила небольшие повреждения, когда стояла на парижской улице. Кто-то помял нам кузов и поцарапал обшивку. Брайан был расстроен, но, что поделаешь. Можно сказать, что мы ещё дёшево отделались. Все машины в Париже изрядно помяты, но никто не обращает на это ни малейшего внимания.Я сама могу подкрасить царапины.
По приезде домой наладили сашину выставку в Тео ван Дусбургском центре, где я преподаю акварель. Выставка получилась хорошая. Леон дал для неё и картину «Круги познания», которую он ранее у Саши купил.
Сегодня был день рождения Петера - мужа Алисы. Ими была задумана целая программа с прогулкой в лесу, с посещением сашиной выставки и, в завершение, - обедом у Алис в доме. На обед был, правда, только суп, но очень вкусный - гороховый с варёной колбасой.
Я спешу дописать своё письмо, т.к. Сашу завтра уже больше не увижу, Аник, у которой он остановился, сама отвезёт его на автобус в Бреде. Она заметно ревнует
его ко мне, хотя и не знает, что мы с ним были раньше женаты. Саша признался мне, что Аник держала его взаперти, как пленника, уходя на работу закрывала на ключ в квартире, где не было даже корочки хлеба, кормила она Сашу скудно, так как сама ест очень мало и бедный Саша голодал. Ведь денег у него не было совсем, чтобы подкрепиться. Хорошо, что я дала ему свой велосипед, чтобы он мог как-то передвигаться как в городе, так и за пределами его, и к нам ездить, иначе он бы и вообще, закис в своём заточении.
Жду вас к нам в гости, Саша всё вам расскажет, как доехать и в Бреде, куда автобус приезжает, Брайан встретит вас с машиной. Нам только надо точно знать, когда вы приедете.



Александр Родин "Круги познания" 180х135 см

Декабрь 1995
Шаноўны спадар Лявон!
Прашу прабачэння, што спазьнілася з адпраўкаю майго альбому з фатаздымкамі прац. Прыгатаванне яго адняло больш часу, чым я спачатку меркавала. Але ж, нарэшце, усё скончана і я пасылаю вам мае дакумэнты і спадзяюся, што мая выстава ў Парыжу адбудзецца праз пэўны час.
Трошкі болей за тыдзень таму адбылося адкрыццё выставы Алеся Родзіна ў Фліссінгене. Яго працы вельмі добра глядзяцца, і ў правінцыяльнай газэце надрукаваны быў артыкул, у якім дана пазітыўная адзнака яго творчасці. Зараз Алесь ужо ад’ехаў у Мінск. Але яго выстава прабудзе да канца сьнежня. Калі вам цікава, можаце  прыехаць да нас со спадаром Міхалам. Ласкава запрашаем спыніцца ў нашым доме ў Арнемаўдэн. Я думала спачатку, што мая маці прыедзе да нас на Каляды, але ж гэтага ня здарылася, яна вырашыла прыехаць улетку.
З павагай, Людміла.

Александр Родин
декабрь 95 Дорогая Люсяч!!!
У нас сейчас вдруг выяснилось, что от нашего Центра современного искусства отходит главный спонсор. Это чревато нехорошими последствиями. У спонсора плохо пошли дела и это не мудрено, ибо политика всего государства – сделать всех нищими – налоги непомерные. Результат плачевный, так нашим центром заведовала всего одна подруга, она получала всего лишь 40 долларов в месяц и этого она лишается. Многие выставки, которые стоят в плане, зависли, если срочно не отыщется другой спонсор, что в наших условиях крайне проблематично. Этот центр я думал использовать как базовый для обменной выставки с Леоном. Вот и обещай что-нибудь, у нас как на вулкане, ничего нет стабильного… Я, конечно, надеюсь на чудо, что в последний момент всё исправится. Леону пока ничего конкретного написать не могу, выжидаю месяца два. Я думаю, ещё можно.
Дорогая Люсячик, если сможешь забрать маленькие работы с выставки, то забери, сними с подрамников, скрути и забрось в сарай. Большую же работу, я думаю, тебе не по силам будет разобрать… Брось её где попало и не возись, будь что будет. Тебе и так огромное спасибо за то, что ты столько для меня сделала, да ещё и дала кучу денег, тебе пре-спасибо, ибо я, точно, не достоин этого.
Саша с Брайаном на Монмартре у Сакрекёра.
Люсячик, очень вспоминаю как сказочное наше пребывание в Париже на Монмартре и в других местах. 
Сейчас я совершенно по-другому воспринимаю Минск, он съёжился, стал невероятно пустым и скучным, как это ни печально, он не выдерживает никакого сравнения…
Как мне рассказала Наташа Рачковская, она была всю московскую выставку осенью в Москве. Очень много зрителей сидело перед моими работами и часами медитировали, это, конечно, приятно, но я не знаю, почему это так, работы эти не те, что я выставил во Флиссингене, они с очень большим количеством деталей, очень структуролистичные.
Мне поступило предложение  - сделать осенью этого года большую выставку моих работ в Москве с подключением модернистских музыкальных групп и рекламных фирм. Пока что я рассматриваю это предложение и условия.
Люсячик, ещё раз тебя с Новым Годом, крепкого тебе здоровья, мира, счастья, благополучия.
Не сердись, прошу, на меня, т. к. довольно сложно мне сейчас крутиться в Минске. Да и впечатлений от Франции было столько, что меня это придавило и, когда я явился в Минск, то было очень трудно психологически перестроиться. Данные на Сулковского и Баталёнка попробуй передать Миколе Павловскому или, если есть возможность, напрямую, что было бы ещё лучше, Михасю Наумовичу и Лявону Шыманцу.