Общее·количество·просмотров·страницы

воскресенье, 20 марта 2011 г.

Здесь я живу

Станция железной дороги
Я живу в тихом и маленьком голландском городе Арнемауден(Arnemuiden), который входит в муниципальный округ города Мидделбурга (Middelburg) приморской провинции Зеландия (Zeeland), что в переводе с голландского –морская земля, которая  расположена на бывшем острове Валхерен (Walcheren), ныне – полуостров. Интерактивную карту Зеландии можно найти на этой ссылке : http://ru.gulliway.org/public/places/europe/western-europe/netherlands/provincie-zeeland/

 Транспортные артерии по которым можно приехать в Арнемауден: железная дорога Роосендааль-Флиссинген, шоссе А58 и N57. Подробная карта города: http://ru.gulliway.org/public/places/europe/western-europe/netherlands/provincie-zeeland/middelburg.html


Церковь на площади

Город находится в устье реки Арне, откуда и название: устье Арне – Arnemuiden.

Чистят креветки
 В городе сейчас проживает 5358 человек. Это, пожалуй, самый маленький город в Нидерландах.     Городское право Arnemuiden (на зеландском наречии: Erremu) получил от принца Willem Oranje в 1574. Тогда население города составляло примерно 2000 человек. Это произошло после опустошительной войны с испанцами. Сразу же после этого город начал отстраиваться. В 1649 построена была церковь. Наиболее популярное вероисповедование – рефоматорское. Городок знаменит благодаря песне о колоколе Арнемауден (Arnemuiden), это относится к часам на церковной башне, находящейся на рыночной площади. На этих уникальных в Европе часах показывается не только время, но и фазы луны и связанные с этим морские приливы и отливы, что очень важно знать мореходам и рыбакам.
Кроме того, Арнемауден (Arnemuiden) - это единственное место в Голландии, где до сих пор старые люди ежедневно носят свою национальную одежду. Их остаётся всё меньше и меньше и с их уходом, уйдёт и этот обычай. В городе имеется музей, где можно увидеть, как жили люди в период 1900 годов, под музей занят целый жилой дом, а во второй части музея, расположенной в здании бывшей городской управы напротив, можно ознакомиться с экспонатами, связанными с основным занятием местного населения – рыболовством. Кроме того, в музее находится много ценного исторического и археологического материала. В городе находится самая старая из сохранившихся в Голландии судоверфей. Она отреставрирована и работает.
Во время Второй Мировой войны, в Арнемауден был размещён немецкий полевой госпиталь. В нём была оказана помощь около 800м раненым, в том числе и из числа мирного населения. На крышах домов, бараков и церквей были нарисованы красные кресты. Оружие и боеприпасы было запрещено ввозить в город. Но, тем не менее, он сильно пострадал от бомбардировок во время сражений с немцами по освобождению Голландии союзными войсками при Слудаме (Sludam).
Мельница


Прогулка вдоль канала

Наиболее характерная старинная постройка – типично голландская деревянная мельница, расположенная на углу улиц Molenweg и Tuindorp.
Окрестности Арнемауден довольно живописны, кроме того, на велосипеде без труда можно доехать до озера Веере, черезвычайно популярному куррортному месту для немцев, бельгийцев и самих голландцев. Сам же городок Арнемауден вниманием туристов не избалован. Этим он отличается от прославленного Маркена, жители которого носят национальные одежды, исключительно в коммерческих целях. Туда без конца подходят катера, переполненные туристами. Мой же городок живёт своей тихой жизнью, скрытой от посторонних глаз.


Старинная судоверфь

вторник, 15 марта 2011 г.

Людмила Кальмаева о своём творчестве.

У меня, как и у многих художников, существует несколько подходов к работе. Я их чередую, в зависимости от обстоятельств. Ведь, даже при полной свободе творчества, однообразие приедается.
Ludmila Kalmaeva "Mother Russia and her children" 80x100, oil on canvas

Работа «для себя»
Спонтанный подход – это что-то типа игры, начиная работу, совсем не знаешь, куда она тебя приведёт. Для сравнения можно представить те бессознательные каракули, которые многие делают во время разговора по телефону. Только у меня этот процесс организован сознательно. Беру чистый холст или лист бумаги, краски и начинаю портить эту поверхность, замазывая её краской, не думая о сюжете, только наслаждаясь игрой цветов и ритмом пятен. 

Ludmila Kalmaeva "Redes-vois in Paris" 60x80, painting on silk
Ludmila Kalmaeva "Little Lam"
acrylic on canvas150x100, 

















Работаю большими кистями или даже валиком, часто по цветным фонам. При входе в творческое состояние, происходит как-бы расширение сознания, подключение к мировому разуму.  В определённый момент получается что-то, что рождает какие-то смутные ассоциации. Тогда я стараюсь дать им проявиться поточнее, прорабатывая и лепя формы этих едва уловимых образов. Выявляю их предельно точно, насколько только это возможно в данный момент. Все равно, многое остаётся неясным, а когда все резервы настоящего момента исчерпаны, отставляю работу, чтобы вернуться к ней в другой раз и взглянуть на неё свежим глазом. Искусство трактуется как личностное реагирование на данность в той или иной форме. А поскольку и данность и личность находятся в постоянном движении (развитии), то реагирование может быть только сиюмоментным.
Порой проходит много времени, пока работа окончательно созреет. Я называю такой процесс «медитацией с холстом».

Ludmila Kalmaeva drawing 30x40

Ludmila Kalmaeva "Homage to Mikel Jackson"
drawing 40x50
Примерно же я делаю, работая карандашом по бумаге, только здесь всё возникает быстро и заканчивается сразу же. Я иду от приёма к образу. Причём для этого процесса очень важно попасть в свой ритм, который задаёт движение руки. Важно, чтобы этот ритм был таким же быстрым, как и скорость мысли, тогда возникает ощущение полёта и образы рождаются мгновенно. Обычно, лицо во время работы слегка краснеет. Жаль только, что не всегда удаётся войти в эту дверь. Иногда просто тупо изводишь бумагу. Но и это нужно, чтобы оставаться в форме, надо регулярно работать. Удивительно то, что даже при условии, что я проработала не больше часа и не сделала особых открытий, эта работа, сама по себе гармонизирует и лечит меня, приносит ощущение счастья.

Подобным образом я работаю с глиной. Мнёшь её, бросаешь, лепишь в руках, пока не блеснёт какая-то ассоциация, тогда начинается осознанный поиск, чтобы выявить идею, придать ей наиболее выразительную форму. Такой способ работы лучше всего помогает вытащить из себя скрытые подсознательные чувства. Не случайно, он активно используется в психотерапии. Это можно назвать самопознанием, путешествием в глубину своей личности. Когда скрытое становится явным, с ним можно работать, попутно избавляясь от своих застарелых, любимых болячек.


Работа на заказ
Когда же нужно сделать что-то на заказ, необходим диаметрально иной подход к работе. Тут тема задана извне, надо только в неё хорошо вжиться и найти в себе отклик. Часто бывает, что кажется – никогда я этого не смогу! Но, мозгу поступил сигнал и он начинает работать, день и ночь искать решение. И вот, в один прекрасный момент, тебя осеняет, так вот как можно это сделать! Идеи валят валом, только успевай их фиксировать. Потом идёт обкатка, работаешь над каждой идеей, уточняешь композицию, формальные средства, додумываешь идею, насыщая содержание. Некоторые идеи сразу отпадают, некоторые вызревают в готовые работы. Я люблю работать на заказ, это меня мобилизует, когда задача трудна, собираешь все свои резервы, а это очень развивает тебя как художника, не говоря уже о том, что этим ты зарабатываешь деньги себе на проживание.
Ludmila Kalmaeva poster 90x60
Заказы не всегда бывают, но художник, не редко, размышляя о проблемах современного общества, волнующих его, пытается найти в работе своё решение этих проблем, или же просто ставит диагноз, даёт информацию к размышлению. Это и есть показатель зрелости художника, когда он сам себе может дать социальный заказ.
Я уже не помню, когда мне в первый раз пришлось делать работу на заказ. Скорей всего, это было во время учёбы в академии художеств. Учебные задания – это так тогда называлось. После окончания учёбы, я стала работать по заказу издательства «Беларусь», где меня выматывали бесконечными придирками, заставляя без конца переделывать работу, мотивируя тем, что люди, мол, «не поймут». Я тогда в сердцах бросила эту работу и стала делать плакаты «для себя». Мама всё укоряла меня – дескать, почти 10 лет училась, а ничего не зарабатываешь. В ту пору в Минске проходила всесоюзная выставка плаката, на которую у меня выставкомом было выбрано 12(!!!) работ. После такого успеха, заказы посыпались сами, все мои сделанные «для себя» плакаты были напечатаны и безо всяких переделок. Появились заказы и на театральные плакаты, я даже уже могла выбирать то, что мне было интересней делать.

Здесь, в Голландии я не достаточно известна, чтобы постоянно иметь заказы, к тому же, сейчас всё делается на компьютере, которым я, увы, недостаточно хорошо владею. Я ведь художник старой школы - «рукодельный». Только два моих плаката были изданы в Голландии. Я победила в конкурсе по плакату к аттракционам «Флиссингский кермис». Мой ручной плакат был отсканирован и напечатан, хотя для этого и потребовались дополнительные расходы на гигантский сканер, но администрации так понравился мой проект, что они, не задумываясь, пошли на эти расходы.  Зато плакат был в ходу много лет, а потом мне опять было поручено сделать таким же способом новый, который тоже прослужил не меньше четырёх лет.
Время от времени люди заказывают мне портреты, один раз я сделала три тематические картины в частный интерьер, а один раз расписала стены в итальянском ресторане. Это был большой заказ. Но, в основном, мне доводится делать работы «для себя».
В 2009 году я вместе с пятью другими художниками была приглашена участвовать в проекте. Это было очень увлекательно! Я упомянула в блоге о другой выствке об этом проекте, кому интересно может посмотреть по ссылке:
 В другом блоге можно увидеть ряд фотографий и описание моей работы над этим проектом.


Ludmila Kalmaeva, water color,  60x50
Ludmila Kalmaeva drawing 60x40
Ludmila Kalmaeva drawing 60x40
Ludmila Kalmaeva water color  40x30
Ludmila Kalmaeva water color  50x40
Работа с натуры
Третий подход к творчеству – это работа с натуры, набороски, этюды, изучение природного материала. Это тоже необходимо для всякого художника, иначе он невольно впадёт в повторение самого себя, эксплуатируя только то, что он знает и выучил раньше. Натура – это главный учитель и подпитка. К тому же – это просто большое удовольствие, не говоря уже о том, что это полезно для глаз, так как переводя взгляд с дальнего растояния, на близкое, наши глаза получают хорошую гимнастику. Да и мозг при этом тоже хорошо тренируется, работая в правополушарном режиме. Человек при этом находится в состоянии, которое психологи называют «здесь и сейчас». Это и есть состояние счастливой безмятежности. Между прочим, - это хорошая профилактика против старческого слабоумия и болезни алтсаймера. Не зря, в Голландии многие пожилые люди идут заниматься творчеством в самые разнообразные художественные студии. Это продлевает жизнь и делает её качественней и счастливей. Голландцы не станут бросать денег на ветер. Они – люди рациональные, в отличие от спонтанных и эмоциональных русских. Это немножко скучно, так как они все очень предсказуемые, но, с другой стороны, с ними не бывает разочарований и всё идёт по-плану, без неожиданных сюрпризов. К счастью, во мне есть анализаторская чёрточка, которая помогает мне в общении с голландцами. Для своих уроков я стараюсь разрабатывать хорошие логические программы, разбивая последовательность действий на ряд легко усваемых кусочков, своего рода алгоритмов, которые любой способен воспринять. Таким образом, мои курсы иконописи и рисунка довольно успешны. Мои ученики прощают мне мою хаотическую натуру, в этом отношении, они очень терпимы, не стараются перевоспитывать меня, ценя во мне то, что им самим полезно. Также никогда и никто не поправляет мой далёкий от совершенства голландский. Один раз был даже такой смешной случай: я сделала замечание одной курсистке, которая небрежно закрасила фон. Я хотела сказать, что она некрасиво закрасила. По-голландски lelijk - некрасивый. А вышло так: "Je heeft dit zo "lullig" geschilderd!" Звучит почти также. Все упали от хохота. Они всё повторяли 'lulig" и смеялись до изнеможения. Я достала словарь и только тогда поняла в чём дело: "lullig" -это значит х..во...
Моя работа – это и моё хобби. Я люблю передавать свои знания о искусстве другим и я люблю сама заниматься искусством. Ничего другого у меня нет. Конечно, я занимаюсь домашним хозяйством, читаю книги, пишу письма друзьям, работаю на компьютере, надеясь освоить со временем эту мудрёную машину, но нельзя сказать, что я очень люблю эти занятия. Просто в наше время это всё совершенно необходимо. Сейчас я даже создала свою блог «Азы иконописи» на сайте http://kalmaeva.ucoz.ru/ . Там я выкладываю материал по живописи иконы. Если кто желает поучиться, милости просим, это совершенно бесплатно! Я занимаюсь этим, чтобы не терять связь с русскоязычными соотечественниками , излагая материал, который я привыкла давать своим голландским ученикам. Как вам это не покажется странным, мне приходится переводить его на русский. Я также живо интересуюсь событиями, происходящими на Родине, переживаю за свою страну.
Летом, в августе 2011 у меня намечена моя юбилейная (65) выставка в Минске в музее современного искусства. К ней я очень серьёзно готовлюсь.
Есть ли у меня любимые художники? Конечно, есть, их много. Один из моих любимых живописцев – мой друг беларуский художник Александр Родин. http://www.flickr.com/photos/a-rodin/
 Ему удаётся в своих работах совместить настоящее и неисчислимое будущее, соединить бесконечно малое и необъятную вселенную. Погружаясь в созерцание его работ, ты как бы приобщаешься к вечности.
Наши художники мне гораздо ближе по духу и понятнее, чем западные. Хотя и среди западных у меня есть любимые – Маттисс, Пикассо, Армандо, Генри Мур.
Хотелось бы пожелать всем, кто всерьёз интересуется искусством и мечтает посвятить себя творчеству верить в себя, работать много и самозабвенно, оттачивая своё мастерство, не думая ни о славе, ни о наградах, горя желанием сделать свою работу как можно лучше, чтобы душой приблизиться к Творцу. Старайтесь взглянуть на вещи по-новому, не зацикливайтесь на достигнутом, избавляйтесь от комплексов. Творите, и мир будет у ваших ног!
Для тех, кто хочет подробнее ознакомиться с творчеством Людмилы Кальмаевой: www.kalmaeva.eu  www.kalmaeva.weebly.com  

суббота, 5 марта 2011 г.

my story

Людмила Кальмаева: история одного художника

Людмила Кальмаева

Я принадлежу к поколению бэби-бумов. Мои родители прошли войну и, как и многие солдаты, сорванные со своих родных мест, остались строить свою мирную жизнь там, куда их занесла война, потому что у них никого не осталось на родине: у мамы - в Кинешме на Волге, а у отца - в Петропавловске в Казахстане. Они повстречались в Минске, столице Беларуси, где я и родилась в 1946 году, тогда мои родители жили на Татарских огородах. Минск – большой город, он даже гораздо больше, чем Амстердам, куда я иногда езжу на денёк, побродить по улицам, ибо там я чувствую себя почти как дома, и мне, пожалуй, никогда не привыкнуть жить в маленьком местечке. Я помню, ещё маленькой девочкой, когда родители вывозили нас с братом на лето в деревню, не могла после возвращенья надышаться городским воздухом и нарадоваться шуму улиц. В деревне же я не могла засыпать из-за тишины, всё ждала, когда она, наконец, прорвётся звуком! И здесь, в Арнемаудэн, где я сейчас живу, та же тишина.
Пара в традиционной одежде Арнемаудэн